Здесь есть «железка», и олени бродят, и чукчи только лишь «однако» говорят…

18 декабря 2016, 19:23 1222

Сначала стоит сказать о том, что Чукотка – наиболее мифологизированный регион Дальнего Востока. Даже сами дальневосточники крайне мало знают о самом северо-восточном регионе страны. Удивительный факт – тот, кто приезжает хоть раз на Чукотку, влюбляется в нее навсегда. А уехав, еще долго вспоминает об этом удивительном месте, где контрастов и красот хватит не на одну жизнь.

Поэтому и мифов об этом северном и суровом крае гораздо больше, чем пять. Остановимся на наиболее часто встречаемых и ставших своеобразной «притчей во языцех».

Иногда от людей я слышал,

Что у нас не житье, а горе:

Злые ветры срывают крыши,

Постоянно бушует море;

Летом грязь, а зимой заносы,

Тундра топкая, словно студень,

Караулят лиман торосы –

Ни пройти, ни проехать людям.

Скучно, холодно и пустынно.

Ни весны, мол, здесь нет, ни лета...

Вы спросите Чукотки сына,- Я отвечу: «Неправда это!»

Виктор Кеулькут, известный чукотский поэт.

Для справки

Чукотский автономный округ располагается на северо-востоке Дальневосточного федерального округа. Здесь находится самый северный город (Певек) и самый восточный населенный пункт Евразии (Уэлен). Здесь пересекаются 180-й меридиан и Северный полярный круг, то есть разделяются два полушария, проходит географическая линия перемены дат.

Чукотка граничит с Якутией, Магаданской областью и Камчатским краем. На востоке имеет морскую границу с США. Вся территория Чукотского автономного округа относится к районам Крайнего Севера. Административный центр - Анадырь. Население округа – чуть более пятидесяти тысяч человек.

16 июля 1992 года Чукотский автономный округ вышел из состава Магаданской области и получил статус субъекта Российской Федерации.

Миф первый: С ветерком на поезде до Чукотки

Самый живучий и распространенный миф об округе гласит: на Чукотке есть железные дороги. Недавно получил через WhatsApp вопрос от бывшего одноклассника (между прочим, золотого медалиста) – «Можно ли доехать до Анадыря на поезде?» и, получив отрицательный ответ, одноклассник сообщил, что только что проиграл спор. Впрочем, об отсутствии железнодорожного сообщения на Чукотке не знает не только мой приятель. С этим вопросом к властям Чукотки постоянно обращаются различные подрядчики, выигравшие аукцион на те или иные работы в округе, и туристы, желающие познакомиться с красотами полуострова.

«Данная тема всплывает примерно раз в полгода. Самое обидное, что чаще всего об этом спрашивают российские граждане. Я понимаю иностранцев, которые плохо ориентируются в реалиях Российской Федерации, но сограждан - нет. Нужно проводить большую разъяснительную работу с людьми, а начинать ее стоит с самого простого вопроса – а вы географию в школе изучали? Это первое, что приходит в голову, когда слышишь вопрос о том, как отправить грузы в нашу сторону. Начинаешь объяснять, что в географическом положении Чукотка находится даже дальше, чем Камчатка. У нас очень много водоразделов, горные массивы, болотистые места, тундра. Многие грунты находятся в арктической зоне. Строительство дорог здесь очень дорогое удовольствие. А тем более, если это железная дорога, – ее стоимость и вовсе может вырасти в несколько сот раз по сравнению с автомобильной», – рассказывает начальник окружного управления промышленности и топливно-энергетического комплекса Валерий Козлов.

В качестве примера он приводит будущую дорогу «Колыма – Анадырь» протяженностью 2,8 тысячи километров. Ее строительство ведется в рамках федеральной целевой программы. Это дорога с твердым покрытием четвертой категории и мостовыми переходами «продвигается» за год на 100-150 километров. В итоге первый автомобилист сможет проехать по ней только через 30-40 лет.

Круглогодично по Чукотке можно передвигаться только авиационным транспортом. Это малая авиация – Ан-24 и Ан-26, вертолеты Ми-8 и канадские самолеты DHC-6. Узловые районные аэропорты находятся в Анадыре, Певеке, поселках Беринговский, Марково, Омолон, Кепервеем, Эгвекинот, Провидения и Лаврентия. А уже дальше по национальным селам, которые в большинстве находятся на побережье округа, летают только вертолеты.

В летний навигационный период – начиная с 20-25 июня – начинают работать морские порты. Их на Чукотке пять – Беринговский, Анадырь, Эгвекинот, Лаврентия и Певек. Закрывается сезон первого октября, но в последнее время это первое ноября. Через эти пункты Чукотка получает все генеральные грузы, топливо, продовольствие. Два основных направления – Владивосток и северный морской путь – Мурманск и Архангельск. На Чукотке корабли разгружаются, а дальше грузы остаются на хранении в портах или успевают пройти по внутренним водным путям (Анадырь, Канчалан и Анюй). С приходом зимы на полуострове открываются автозимники (дороги временного использования). По ним можно двигаться в любом направлении, имея соответствующую вездеходную технику.

Кстати, на полях второго Восточного Экономического форума, прошедшего во Владивостоке в начале сентября, первый вице-президент ОАО «РЖД» Александр Мишарин заявил об интересе Китая построить железную дорогу через Чукотку на Аляску. По словам Валерия Козлова, такие проекты – из области фантастики.

«Во-первых, это гигантские финансовые затраты. Во-вторых, огромные человеческие ресурсы. Тем более что Китай в последнее время инвестирует только в перспективные проекты, все остальное может быть отложено на 20-30 лет, пока технологии по строительству железных дорог на болотах не придут к совершенству. Вечная мерзлота находится на глубинах, превышающих местами сто метров. И сколько ты не насыплешь в нее земли, она утонет», - отмечает Валерий Козлов.

Миф второй: Чукотка – это только тундра

Еще один географический миф связан с тем, что весь полуостров – это большая снежная степь с голыми прибрежными камнями, чем-то похожая на Исландию. Немного правды в этом есть, но только в Чукотском районе округа.

Действительно, Чукотка в первую очередь ассоциируется с вечной мерзлотой и тундрой. Тем не менее, треть территории округа занимают кустарниковые рощи и лесотундра. Правда, большая часть лесотундры расположена в малонаселенных западных и центральных районах Чукотки.

По словам известного чукотского путешественника Евгения Басова, мало кто знает, что Чукотский автономный округ в географическом плане не является монолитом. Он включает в себя четыре особых области. Они чем-то похожи, но в некоторых аспектах принципиально разные – такие же разные, как и люди, населяющие эти географические страны – Чукотку, Анадырский край, Колыму и Корякию.

На Чукотке есть горы, реки, озера и даже деревья. Здесь располагаются Колымско-Чукотская, Охотско-Чукотская и Анадырско-Корякская горные области. Как рассказывает консультант отдела туризма комитета по спорту и туризму Чукотского автономного округа Ольга Фомина, на полуострове можно развивать горный туризм – с прогулками по горам, скалолазанием и спусками по горнолыжным трассам. Анюйская, Чаунская и Анадырская низменности – это плоский рельеф и заболоченность. Здесь можно организовывать туры на собачьих и оленьих упряжках, сплавы по рекам.

В Билибинском районе (расположенном на границе с Колымой) растут лиственницы, здесь можно увидеть настоящую тайгу. А в Анадырском районе есть чузеневая роща (деревья, похожие на тополя). В Ваегах того же района вообще растут березы.

Самое известное из чукотских озер – Эльгыгытгын – вулканического происхождения, оно круглое как блюдце, находится в старом кратере на границе Анадырского и Чаунского районов. Озера Красное и Майниц также тектонического происхождения. И рек на Чукотке немало – Казачка, Великая, Белая, Канчалан, Хатырка, большой и малый Анюй и многие другие.

Миф третий: Чукчи – недалекие герои анекдотов

Тоже весьма старый миф, зародившийся в 60-70-е годы XX века, когда до Чукотки дошла индустриализация. С учетом тысячелетнего образа жизни многие из местных жителей не были готовы к принятию благ цивилизации, поскольку попросту не знали о них и не умели пользоваться. Но техническая отсталость - далеко не тот показатель, по которому стоит судить о целом народе (вернее народах, поскольку на Чукотке помимо чукчей проживают представители многих национальностей, например, эвены, коряки, эскимосы). Умение слушать, понимать и обращаться с природой – вот отличительные черты коренных жителей полуострова, поучиться которым стоит и «большим» братьям по планете Земля, допустивших такое явление, как глобальное потепление.

«Чукчи живут в гармонии с природой тысячелетиями. В этом и заключается уникальность того, что мы знаем не меньше биолога, потратившего несколько лет жизни на университет. Не имея диплома, мы разбираемся во всех растениях и животных, в том, кто и куда прилетел, кто как себя ведет, к кому можно подойти, а к кому нельзя. Мы знаем, какие звуки издают определенные звери», - рассказывает комиссионер Российской секции Российско-Американской комиссии по белому медведю Сергей Кавры.

Представители коренных народов – эскимосы или чукчи – не так известны, как спортсмены, но довольно интересны в плане искусства. О нем знают по всему миру. Уэленская косторезная мастерская – яркий тому пример, демонстрирующий, что люди не просто любили природу, а могли говорить с ней и переносить свои ощущения, знания на косторезное дело и искусство. Анекдот в плане известности народа сыграл определенную роль, потому что в мире гораздо меньше знают о нанайцах и других северных народностях.

«Однако такая известность создала некую иллюзию того, что чукча не совсем умен. Но в плане художников и писателей мы можем показать себя с лучшей стороны. Ведь это же уникальная ситуация, когда на таком маленьком клочке земли, как село Уэлен, концентрация заслуженных художников СССР и России самая большая по плотности на всей планете! Об этом надо говорить, чтобы время от времени ломать некие стереотипы о народе», - уверен Сергей Кавры.

Его тезис подтверждает и руководитель мастерской Анатолий Оськин. Он отмечает, что государство в 60-80-е годы прошлого века активно поддерживало развитие искусства коренных малочисленных народов Севера. При его помощи проходили зарубежные выставки творчества косторезов – в Швейцарии, Японии, Германии и Испании.

«Наши работы были вывезены для экспонирования в музеи. И, как правило, они там и оставались, например, в Берне. Многие музеи Дальнего Востока, например, Хабаровск, Владивосток, Магадан также закупали наши работы. Сейчас у нас даже есть свой фан-клуб на Аляске, члены которого специально заказывают у нас новые вещи. Покупают наши работы и канадцы», - отмечает Анатолий Оськин.

В качестве материала для творчества уэленские косторезы пользуются бивнями и скелетной костью моржа или кита. Среди способов обработки материала - резьба по кости, мелкая пластика и гравировка по кости.

«Когда еще Дмитрий Медведев был президентом страны и прилетал на Чукотку, мы подарили ему большую работу, выполненную на лопатке кита. На ней было изображено 26 яранг, 80 оленей, 60-70 людей, занятых повседневными делами. А самая большая работа – это «Отлов диких оленей», занявшая первое место в Якутске на фестивале косторезного искусства в 2015 году. Она стоит 150 тысяч рублей и уже выкуплена округом для размещения в одном из музеев», - добавляет руководитель мастерской.

Кстати, наречие «однако» встречается в разговорах чукчей не так часто, как об этом упоминается в анекдотах. Хотя сами чукчи очень любят их рассказывать, в том числе, и про себя.

Миф четвертый: Что чукче вкусно, то другим – изжога

И действительно, если посмотреть на некоторые блюда традиционной кухни коренных малочисленных народов Чукотки и даже вдохнуть их ароматы, то с непривычки может стать дурно. Однако, как уверяют сами люди Севера, это только на первый взгляд, нужно только суметь настроиться.

«Если я, например, никогда не видела и не ела шоколад, то с первого взгляда могу сказать, что это что-то коричневое в обертке. И, не попробовав, думаю, что он невкусный. Так же и здесь. От нашей еды никому плохо не будет. Но в представлении европейского человека эта пища не имеет товарного вида», – уверена заместитель начальника управления по делам коренных малочисленных народов Чукотки аппарата губернатора и правительства округа Ивилина Келек.

Итак, коротко расскажем об основных блюдах местной кухни. Мантак (по-эскимоски) или итильхен (по-чукотски) из кожи и сала кита – своеобразный гастрономический бренд Чукотки. Впрочем, достать его нелегко, поскольку купить невозможно, но можно получить в дар от морских зверобоев, которые добывают китов на востоке округа.

Есть много разновидностей приготовления этого блюда. Мантак едят свежим, в вареном, копченом, соленом и маринованном видах. Главная особенность мантака заключается в его удивительной энергетичности. Съев всего один небольшой кусочек, можно наесться на весь день. Собственно, так и поступали чукчи, брав сало кита с собой в тундру, подкрепляясь им самостоятельно и подкармливая ездовых собак.

Копальхен, моржовый рулет, – это завернутая кожа животного вместе с мясом, жиром и внутренностями. Когда морзверобои добывают моржа, то его сразу разделывают на пласты. Каждый сворачивается в рулет и зашивается куском кожи животного. Получается своеобразная вакуумная упаковка, в которой происходит окисление. Потом копальхен хранят определенный период в прохладном месте. Например, раньше это были мясные ямы, вырытые в вечной мерзлоте.

«Внутри рулета нет кислорода, происходит процесс ферментирования всего, что находится внутри. Процесс чем-то похож на заквашивание капусты. Она вкусная, но изначально пахнет не особо аппетитно. Также и здесь, появляется специфический запах, который и отталкивает людей. Не все преодолевают брезгливость. Но если попробуют, то за уши едока уже не оттащить. Продукт легко усваивается. Мясо мягкое, буквально тает во рту. Организму требуется меньше сил, чтобы переварить его, - рассказывает Ивилина Келек.

Юкола – вяленая красная рыба. По вкус похожа на сушеное мясо. Рыбу развешивают на вешалах, все остальное делают ветер и солнце. Можно заранее подсолить деликатес по вкусу. В итоге он хранится долго, очень вкусный и полезный.

Помимо этого, Ивилина Келек советует попробовать мясо бурого медведя (добывать белого на Чукотке запрещено), разнообразные миксы из шикши (ягода) с жиром, мясом и листьями золотого корня, а также местный йогурт, который готовят из оленьего молока с ягодами.

Впрочем, врачи отмечают, что случаи отравления национальной еды все же есть. Однако их не больше, чем отравлений от блюд той же азиатской кухни.

«У нас были случаи, когда происходило отравление местными блюдами, не только русских, но и чукчей. Вспышки токсикоинфекций на Чукотке, связанные с недообработанной рыбой или мясом есть. Но тут необходимо сказать, что каждый сам знает, что способен выдержать его желудок, и если пищевая переносимость хорошая, то можно смело есть чукотскую еду. Например, не все могут съесть блюда той же тайской кухни. Все решается сугубо в индивидуальном порядке, но строгих врачебных противопоказаний к этому точно нет», - рассказывает заведующий инфекционным отделением ГБУЗ «Чукотская окружная больница» Сергей Чехлатов.

Кстати, чукчи – очень гостеприимный народ. Так издревле сложилось, поскольку на Чукотке очень суровые климатические условия, и важна взаимовыручка. Правда, современные реалии внесли свои коррективы. Все зависит от достатка семьи. Но все равно гостя угостят тем, что есть, и еще дадут с собой.

Миф пятый: Все жители Чукотки хоть раз видели оленя, белого медведя, моржа и кита

Нет, здесь совсем иная ситуация, чем с дальневосточным леопардом и амурским тигром. Жителей Чукотки, в том числе и коренных, гораздо больше, чем приморцев, не видевших самых известных животных территории. И причина тому кроется в низкой транспортной доступности и путях миграции многих животных, проходящих вдали от мест проживания человека.

«Есть люди, которые всю жизнь прожили в Анадыре и никогда не видели традиционных для Чукотки животных. Помню, когда здесь ставили ярангу и привезли из Канчалана оленя, началось такое столпотворение, что бедное животное испытало большой стресс. Я тоже не видела оленя, потому что родилась на побережье, где оленей никогда не было», - рассказывает ведущий специалист управления по делам коренных малочисленных народов Чукотского автономного округа Виктория Анака.

Впрочем, жителям прибрежных сел тоже не всегда удается посмотреть на кита или моржа. Все зависит от путей миграции животных. Например, в селе Новое Чаплино моржи не обитают, но зато там есть киты. Около некоторых сел есть лежбища моржей, например, в Ванкареме или Инчоуне (восточная Чукотка). В Уэлене они и вовсе устраивают временное лежбище напротив села, но добраться до них крайне сложно, поскольку все это происходит тогда, когда лед еще окончательно не окреп.

«Моржи обитают по всему восточному побережью Чукотки и частично в Анадырском районе – около села Мейныпильгыно. Для проживающих там чукчей – это один из главных источников пищи. Перед тем, как уйти на охоту, морские зверобои выполняют специальные охотничьи обряды. Однако далеко не все жители восточной Чукотки видели этих животных, поскольку пути миграции и лежбища моржей могут проходить или находиться как около села, например Ванкарема или Инчоуна, так и вдали от них. В этом случае морзверобои должны ехать на охоту за несколько десятков километров», - рассказывает научный сотрудник лаборатории экологии млекопитающих Института биологических проблем Севера ДВО РАН в Магадане, ученый и специалист по моржам Анатолий Кочнев.

Впрочем, добавляет он, несколько лет назад был случай захода животных в Анадырский лиман, что крайне удивило и обрадовало жителей окружной столицы. Но такие случаи – единичны.

А, например, жителям села Рыркайпий (городской округ Эгвекинот) и вовсе повезло находиться на путях миграции белого медведя. Так что рыркайпийцев не удивить этим животным. Причем настолько не удивить, что на территории села много лет действует «Умка-патруль», который не только защищает зверя от человека, но и учит человека избегать конфликтных ситуаций с белым великаном. Зачастую он приходит в село, почуяв запах выброшенной еды.

Идут на запах бытовых отходов и другие животные. Так, в Анадыре неоднократно видели лис, два года заходил в город и бурый медведь. Около Анадыря ходят волки, а в самом населенном пункте летают куропатки и бегают евражки. Недалеко от Певека можно встретить зайцев.

Впрочем, и здесь вмешалась советская власть. Коренные жители изначально ставили свои села со знанием дела. Раньше они располагались на протяжении двух километров друг от друга в большом количестве. Когда пришли большевики, чукчей согнали против их воли в другие места. А некоторые из них были достаточно неудачны в плане путей миграции зверя. В том же древнем эскимосском селе Наукан встречались все виды животных, и люди жили в достатке.

Сергей Сысойкин

Прежние новости на эту тему

Пока нет