Роман Астров: «Gubernator» будет жить в любом составе

04 января 2017, 21:36 748

В начале декабря чукотская рок-группа «Gubernator» приняла участие в международном музыкальном конкурсе «Suns-Europe2016», который проходил в Италии. Своего рода «Евровидение малочисленных народов». Чукотские рокеры выступали на одной сцене с группами из Британии, Дании, Ирландии, Испании, Италии, Нидерландов и Франции. Вернулись с трофеем в виде «общественной премии», которая присуждалась по итогам персонального зрительского голосования. Основатель анадырского проекта «E1NS» Игорь Баданов пообщался с руководителем группы Романом Астровым, чтобы узнать, как дела у коллег сейчас, как повлияла поездка на коллектив, и какие у него планы на будущее.

Покорить итальянского слушателя удалось

- Роман, поделись впечатлениями от выступления в Италии.

- Уровень, конечно, там офигенный, музыканты толковые все без исключений. Нет такого... как на нашем «Продвижении». И не только музыканты – все и всё – одних звуковиков команда из десяти человек. Единственная трудность – языковой барьер. Объясняться с теми же звуковиками приходилось на ломаном английском: «драм-монитор», «volume» (далее Роман продемонстрировал язык жестов, который тоже помог в коммуникации). Нам предоставили переводчика. Очень толковый мужик, но в техническо-музыкальных терминах – ноль.

Всё на высшем уровне – звук, отношения людей, гостеприимность.... Нет никаких злобностей, непоняток. Поразил зал – на тысячу триста человек, с портерами. На конкурсе нужно было сосредоточиться на одной песне. Групп много, только ты отыграл, несутся следующие, буквально вырывая у тебя провода. Вне конкурса у нас было еще два выступления в Италии, на молодежных фестивальных встречах. Зрители подъезжали автобусами, зал битком был набит.

- Как думаешь, чем именно вы покорили зрителей?

- Я обратил внимание, что все остальные участники конкурса выбрали минорные произведения, спокойные. Они, конечно, сильные, как по вокалу, так и по исполнению, но грустные. Большинство участников исполняло медленные вещи, психоделические. Одни мы, как сумасшедшие, с этим «Какомэем» как шандарахнули («Какомэй» – довольно энергичная и заводная композиция, – прим. ИА «Чукотка»). Без подложек, всё играли вживую. Получилось очень позитивно. Мы видели большие глаза зрителей, их недоумение. Возможно, сыграл свою роль и тот факт, что чукотское горловое пение в Европе никто не слышал. Я думаю, людям понравился наш симбиоз фольклора с рок-музыкой.

- Много было групп с музыкантами? У меня создалось впечатление, что это конкурс вокалистов.

- Было тридцать участников, и все были с группами музыкантов. При организации случилось недоразумение – сперва заявку подали только на нашу вокалистку Веронику Ушолик, потом уже поменяли и переоформили как группу, но не всё успели поменять, у нас даже на бейджиках было написано «Вероника Ушолик», а не группа «Gubernator». Если бы Вероника поехала одна, она выглядела бы на конкурсе белой вороной, ведь, повторюсь, коллективы музыкантов были у всех. Может, не у каждого был полный состав, к примеру, у нашего соотечественника из Хакасии Руслана Ивакина в группе не было ударных, но была перкуссия, клавиши... Навскидку человек шесть.

- Думаешь, вас публика воспринимала как этническую диковинку или как музыкантов?

- Ну как понять, этническую диковинку... Мы же не спрашивали ни у кого.

- То есть не было общения с теми же итальянцами, с рядовыми посетителями?

- Мы общались только с музыкантами за кулисами, в гостинице, ну и опять же, много ли ты поймешь из того, что скажет француз или итальянец? Мы только там чуть-чуть по-английски и чуть-чуть по-русски. Можно судить о возможном успехе по реакции публики, по аплодисментам, по тому же голосованию. Но когда мы выходили из зала, все нам махали, кричали после концерта, узнавали на улицах, показывали «класс». Хлопали громко, орали сильно, что еще надо музыканту?

- Есть ли какие-то планы по дальнейшему сотрудничеству с Италией? С этим конкурсом.

- Я не могу сказать, что сами итальянцы хотят сотрудничать, хотя им все понравилось, но тут уже отношение на уровне политики, санкции... Всё это было ощутимо.

- Было какое-то особое отношение к русским?

- Да, нам сразу сказали: вы ребята не надейтесь на лавры какие-то, хоть вы и красочные, яркие, но есть такая тема – Россию в Европе не очень почитают. Потому что у них своя версия информации, считают, что мы Сирию бомбим. Но простые люди были приветливы, смотрели с удовольствием наше выступление, однако нет такого, чтобы контракты какие-то предлагали. Зато мы завязали контакты с этно-центром, который базируется в Москве, через него мы и попали в Италию.

Он уже несколько лет занимается международным культурным сотрудничеством, имеет связи за границей. И по России они возят музыкантов, но Чукотка для них терра инкогнита. Сперва они заприметили Веронику на первом Восточном экономическом форуме (группа «Gubernator» принимала участие в культурной программе, представляла регион - прим. ИА «Чукотка»), забрали её прямо с саммита и возили, как этническую исполнительницу, но, по словам директора этно-центра Елены Тюриной, с «живой» группой Вероника смотрится намного эффектней. Если бы не наша тяжелая транспортная схема, выездных концертов было бы больше. А так, сам знаешь, как мы на дорогу собирали деньги. Потом пришлось целую неделю просидеть в Москве, пока оформлялись визы, но мы не теряли времени, воспользовались моментом – выступили в театре «Геликон-опера», закрывая церемонию вручения премии «СМИротворец».

На обратном пути удалось отыграть на фестивале «Москва в ритме народов мира», который проходил в престижном клубе «Известия Hall», там сняли с выступления один коллектив ради нас, чтобы поставить Чукотку. Нам даже дали возможность исполнить три композиции, когда остальные играли по одной. Потому что всё есть – Хакасия, Камчатка, Магадан, а Чукотка не представлена.

Фестивали проходят ежегодно, все крутится, вертится, все гоняют, гастролируют, развиваются, общаются, записываются, меняются и друг к другу ездят, а Чукотки нет. Разве что «Эргырон», но у них другая специфика – танцевальный коллектив, вокально-танцевальный. А мы вот именно ВИА. Ну, надеюсь, может в будущем что-то изменится. Ведь на большой земле нам очень рады, и нас ждут, но нужны финансирование, поддержка. Потому что организаторы этих фестивалей сами всё не вытянут, им тоже дают определенные средства, и не всё гладко с финансированием.

- А кто финансирует?

- Минкультуры, глобально, все оттуда идет. На эти мероприятия ежегодно выделяются деньги, но естественно к декабрю их меньше, вот, к примеру, мы поехали в конце года, пришлось экономить. С билетами до Москвы и обратно выручило наше правительство, обошлись они в 260 тысяч, а дальше дорогу нам обеспечивала приглашающая сторона. Экономия заключалась в выборе транспорта – до Италии ехали на автомобиле, так дольше, но дешевле. Мы пилили, считай, из Москвы четверо суток до Италии.

- А спали где?

– В машине. У Волоса права (Волос - неофициальная кличка гитариста группы «Gubernator» – прим. ИА «Чукотка»), у клавишника права, у Сереги. По очереди рулили. Там дороги то – уснуть можно, гладенькие. У нас был водитель, но он же не железный, не высидит четверо суток один. Мы всю Европу почти проехали – Польша, Черногория, Австрия, Словения…. Была возможность в Берлин завернуть, но не успевали. Проезжали Вену, там уже всё под Рождество оформлено, красота везде!

- Ты можешь сказать, стало ли это выступление переломным для группы?

- В самом коллективе сильно поднялся боевой дух. Состав обновленный, сейчас это очень важно.

- И какие теперь ближайшие планы?

- Мы всё работаем над новым альбомом, но только начнем, как опять куда-нибудь надо ехать. Так три песни написали, то одно, то другое, сейчас вот Новый год.

Чукотка - за «Губернатора»

- Каким вы видите вашего слушателя сейчас? Есть ли какой-то расчет, на кого ориентируетесь?

- В Анадыре слушатель у нас точно есть, он уже знаком с чукотским горловым пением, знает Веронику, знает, что это чукотский язык. Мы добавляем в этнику рок-музыку, у нас она не тяжелая, не хард-рок, а блюз, рок`н`ролл. Такое сочетание нашим местным зрителям нравится. Можно судить по наполняемости зала – вешаем афишу о концерте группы «Gubernator», у нас набирается полный зал, это 400 посадочных мест, цена билета до 800 рублей. Это тоже можно учитывать как показатель отношения к нам зрителя.

- А навскидку, как думаешь, кому больше интересна ваша музыка, более молодому поколению или зрелому?

- Конечно же, молодежи: если брать чукотскую этническую музыку, традиционную, то, естественно, это молодежи не интересно. Вероника поэтому и занялась развитием классической формы чукотского пения, она немного внесла в него современности, украсила. Она и сама молода, с восемнадцати лет, считай, этим занимается, пытается что-то там поменять.

- Но вот ты сам говоришь, что вы играете «блюз и рок`н`ролл», это ведь все-таки жанры рок музыки более старого поколения, ни даб-стэп, ни постхардкор.

- Молодежи ведь нравятся Сплины, Муммитролли, Чижи, а они что играют? Тот же блюз. Правильно же? А тут плюс в сочетании с чукотской темой – это что-то интересное, новое. К тому же чукотский язык непонятен. Наша молодежь свой родной язык не знает. Я не могу сказать, что мы конкретно делаем программу для молодежи, и наша цель – завоевать какой-то конкретный сегмент зрителя, мы делаем музыку так, как нам нравится. Певица поет на чукотском, а мы играем то, что ближе к сердцу, как и все нормальные группы. Мы же не какой-то коммерческий проект. Естественно, нам бы хотелось, чтобы наше творчество способствовало популяризации чукотского языка, потому что никто не хочет на нем говорить, даже сами местные. Может, услышав нашу музыку, кто-то загорится желанием его учить.

- А есть исключения? Песни на русском? Я помню, были какие-то.

- Да, но их можно считать экспериментом. Просто была возможность в студии перезаписать чукотские песни на русском, чтобы люди могли понять, о чем они. Но, по-моему, разницы особой нет. Наша концепция – песни на родном языке, а на русском все умеют петь.

Без выхода в сеть

- Есть ли какой-то план по расширению присутствия групп в сети, может в каких-то тематических сообществах в интернете, чтобы привлекать деньги, возможно, методом краудфандинга?

- Нет, даже наш сайт закрыли, потому что мы забыли вовремя проплатить его в этом году. Но это поправимо. Сайт – единственное, что у нас было. В сетях нигде нас нет.

- Я как-то находил сообщество в «ВКонтакте», получается, это фанатская страница?

- Да, официального ничего нет. Физически не успеваем этим заниматься. Это ведь на словах легко, а попробуй залезть туда, это ведь ночи напролет, хроническое недосыпание. Хотелось бы, конечно, но лучше стабильно выпускать альбомы, чем пиариться в интернете.

- Кстати, сколько у вас альбомов?

- Три записанных на московской студии, один записан здесь с Рони (бывший гитарист-композитор группы «Gubernator» – прим. ИА «Чукотка»). Получается, сейчас будет пятый, Серега Грэй (местный диджей и саунд-продюсер) нам будет делать.

- Я не очень следил за вашей дискографией, но, так понимаю, первый альбом – это «Регион 87», который был выпущен на диске. И еще десять лет назад ты рассказывал, что у вас уже тогда материала было на два альбома.

- Второй альбом как раз-таки русскоязычная версия «Региона 87», там еще дополнение – две вещи на английском языке. Альбом без названия, рабочее – «Лилия», по-моему. Его нет в тираже, но он есть в дискографии, лежит в компьютере у меня.

- Посторонний человек может это как-то послушать?

- Конечно, на сайте все выложено. Во втором альбоме перезаписаны лучшие песни с «Региона 87», две англоязычные песни и две, которые мы называем «Чукотский рэп», там немного речитатива идет. Получается, помимо русскоязычных версий там есть четыре эксклюзивных композиции, которых больше нет в каких альбомах. Трудности регионального рока

- А третий альбом?

- Он называется «Рождение Чукотки», как и первые два, был записан еще при первом составе.

- Получается, вы три альбома за раз записали в московской студии?

- Нет, за два. То есть дважды ездили туда. Вот допустим, мы записали музон, да? Берешь, голос убираешь, пишешь по-новой – Вероника просто по-русски песни перепела. Получается, за один раз мы записали два альбома, один тираж выпустили, а другой неизданным остался.

– Третий альбом был издан?

- Полноценно все записано, качественно лучше, чем первый, нам он даже больше нравится, но тираж не делали. Хотя он доведен до ума, отмастерингован….

- Деньги нужны, чтобы издать на диске?

- Да смысл их издавать? Кто покупает сейчас компакт-диски?

- Выходит, выручки с первого альбома не было?

- Скажу тебе честно: тираж первого альбома мы сделали тысячу экземпляров. Продавали его два года с лишним – я сам по лоткам носился, следил за реализацией, в аэропорту, например. «Ты не грусти, с Чукоткой расставаясь»…

Не вижу смысла этот опыт повторять. Особо на этом не заработаешь, деньги потратили, Бог с ним – зато у людей есть диск, там буклет, книжечка, прекрасно, замечательно, здорово. Но это все затраты, и они неокупаемы.

- Даже в ноль не вышли?

- Нет, окупили, но за два года. Опять же налоги, необходимость открывать ИП. Все проблематично настолько, что когда с этим сталкиваешься, сразу появляются сомнения, зачем оно вообще? Был бы миллионный тираж, занимались бы этим лейблы, тогда ладно.

- А четвертый альбом - это период Рони?

- Да, тоже записанный, но не изданный, он концертный, записан с выступления в Доме народного творчества три года назад. У нас даже есть видео, очень качественное, снимали с трех профессиональных камер, и звук хороший - выносили всю студию в зал, писали в 42 канала.

– Сколько всего у вас песен?

– Ну, если песен по 15 в альбоме, я думаю, где-то 50-60.

– Есть какое-то пилотное название нового альбома, какая-то идея, каким он будет?

– Даже рабочего еще нет, только третье произведение доделываем.

Группа будет жить

- А по поводу участников?

- Участвует в записи текущий состав: Поляков, Малыхин, Гусак и мы с Вероникой. Надо работать, пока ребята горят желанием, тьфу-тьфу-тьфу. Сам же знаешь– текучка, жизненные обстоятельства по-разному могут повернуться. «Ребята, простите, надо ехать, ребята, простите, надо семью кормить, не до музыки». Люди могут уйти, прийти, а музыкантов в Анадыре не особо много. Пока такой состав где-то год. Мы уже играли с ним полноценный концерт на час двадцать в ДНТ, отчетный. Были на Саммите, вот в Италию съездили. Это уже четвертая вариация состава, но постоянное ядро группы – это я и Вероника.

- Есть идеи на ближайший концерт?

- У нас есть договоренность с ДНТ, так что мы обязательно выступим. Возможно, во второй половине следующего года, чтобы подготовить больше песен. Для первого отчетника в новом составе мы разучили песни из старого материала, но успели добавить три новых.

- Как сейчас проходит творческий процесс создания песен? Есть ли какой-то синтез, вы их вместе делаете? Кто-то приносит готовые куски?

- Нет такого, что допустим, «я автор, только я пишу», Волос принес песни интересные, классные, всем понравилось, все послушали, говорят о плюсах и минусах. Лешка (бас-гитарист Алексей Поляков - прим. ИА «Чукотка») пока еще скромничает, но в любом случае всё, что ребята придумают, без внимания не остается. Даже если кто-то полностью напишет песню, да, пожалуйста, с удовольствием – делаем, играем, вместе работаем. Например, если я, допустим, написал песню, а Волос говорит: «Давай я здесь так сыграю, а здесь, мне кажется, так лучше» - сыграли так, сыграли эдак, прикинули что лучше.

- Но ведь получается, это уже будет другой «Gubernator»?

- Мы поняли, что не нужно играть сложную тяжелую музыку для музыкантов. Если мы – этнический коллектив, то основа у нас должна быть соответствующая – во главе угла Вероникино горловое пение и прочие фольклорные элементы, а музыка, она как обрамление, аккомпанемент, он должен быть вкусненьким и толковым, но не должен перебивать этнику. Допустим четвертый альбом, который мы делали с Рони, в музыкальном плане сильнейший – но этники там не было вообще.

- На четвертом альбоме вы отошли от главной идеи?

- Да, там появились риффы, музыка стала «гитарной», проявляется гитарист во всей красе. Здорово все, но это не этника. Поэтому сейчас демократия. Если человеку пришла в голову идея замечательная – здорово, это не надо пресекать, этому надо радоваться!

- У тебя самого нет идеи учить чукотский?

- Ну не то чтобы учить... К примеру, мне очень нравится горловое пение, особенно в том варианте, в котором его модернизировала Вероника. У нас ведь чукчи поют все на выдохе, а Вероника – единственная, кто усовершенствовал эту технику, она поет в обе стороны. Горловым пением можно создавать сложные ритмические рисунки, мне, как барабанщику, очень интересно. К тому же Вероника часто просит нас подпевать, а чтобы это сделать, ты поневоле выучишь пару предложений.

– Каким ты видишь будущее группы, хотя бы в ближайшие пару лет?

– Вижу эту студию, кучу работы, музыкального материала, запись... Я не вижу каких-то подмостков. Мы же взрослые люди, музыкант счастлив от того, что выпускает каждый год, или раз в два года свой материал. Это и есть кайф. А какое будущее? Дай Бог здоровья, чтобы все продолжалось так, как оно идет.

Прежние новости на эту тему

Пока нет