Шамиль Гаджиев: Наша задача - наращивание минеральносырьевой базы

03 апреля 2018, 15:05 728

Генеральный директор одной из самых успешных старательских артелей Чукотки — «Сияние» Шамиль Гаджиев рассказал в интервью бизнес-газете «Дальний Восток» о наращивании объемов добычи золота и дальнейших планах работы компании. ИА «Чукотка» публикует текст этого интервью.

Новая лицензия — новые планы

— Шамиль Патхудинович, результат прошлого сезона стал весьма впечатляющим — добыто 450 килограммов золота. На что нацелены в нынешнем году?

— У нас есть все основания рассчитывать на добычу полтонны драгметалла. Вообще-то мы брали небольшую квоту, но в свете новых обстоятельств будем брать дополнительную.

— Это что же за обстоятельства?

— Мы выиграли лицензию на Черынейвеемский золотороссыпной узел. Узел состоит из семи недоработанных в свое время по разным причинам месторождений, запасы там приличные, причем по категории С1. Наши геологи занимаются техпроектом по этому узлу, участвуют в проектировании плана развития горных работ.

Вот защитим проект, и хотя по лицензионному соглашению мы обязаны начать работы в 2020 году, на одном участке — ручей Медвежий — планируем запустить добычу в этом сезоне. Ручей этот уже отрабатывался, запасов там числится 40 килограммов, но мы намерены пройти его снова, и, учитывая современный уровень техники и технологий, намыть там порядка 60 килограммов.

— Остальные шесть месторождений Черынейвеемского узла тоже уже побывали в отработке?

— Да, там начали мыть давным-давно, но сегодня у нас совершенно другая техника, совершенно другой уровень обогатительного оборудования. Так что постараемся добрать там все, что осталось, а я думаю, что это немало. Ведь нашими предшественниками добыто далеко не все, что таят в себе недра.

Чукотские месторождения начали осваивать в 50-е годы прошлого века — значительно позже, чем колымские. И добывали в советское время много, рекорд был поставлен в 1974 году — более 36 тонн золота. Но продолжалось это не слишком долго — грянули печально знаменитые 90-е, золотодобыча в стране практически прекратилась. На Чукотке исчезли один за другим горняцкие поселки, на россыпях остались несколько мелких артелей, добыча коренного металла замерла полностью. И хотя к тому времени добыто золота было немало, гораздо больше осталось в недрах. Специалисты уверены, что в Чукотском автономном округе полно белых пятен в плане добычи полезных ископаемых, неисследованных территорий еще очень много, но хватает и уже разведанных площадей. Так что надеемся на новые аукционы, ждем новые лицензии.

А для того чтобы увеличить объем добычи, у нас есть все необходимое. Мы ведь не только постоянно обновляем свой парк техники, покупаем новые промприборы, но и внедряем самые современные технологии. Довольно успешно мы работаем с тонким золотом, для этого у нас не первый год работают промприборы ППМ-5 производства Магаданского механического завода. Это позволяет нам существенно повысить выход металла после промывки песков. Планируем покупку и еще одного прибора именно на мелкодисперсное золото. То есть стараемся максимально использовать те запасы, что у нас есть. Но вынуждены расходовать их экономно.

— Вы говорили, что артель может значительно нарастить объем добычи золота, но для этого нужны новые лицензии. Ну, а почему нельзя повысить уровень добычи на уже имеющихся у вас месторождениях?

— И что из этого выйдет? За два года исчерпать свои запасы, то есть подрубить сук, на котором сидишь? Да это для любой артели смерти подобно. Нам, как воздух, необходима возможность увеличения минерально-сырьевой базы.

Конечно, наши геологи ведут в границах горного отвода разведку, понемногу приращиваем запасы. Мы и добычу наращиваем из года в год. Сравните: в 2012 году добыли 181 килограмм, в 2014-м — уже 352, в прошлом сезоне — 450. Но это, как я уже говорил, в два раза меньше наших возможностей. Нужны новые месторождения.

— Шамиль Патхудинович, ваше предприятие занимается не только золотодобычей, но и строительством и содержанием дорог. Это дает какую-то прибыль?

— Пусть небольшую, но дает. Мы не отказываемся ни от какой работы, и на аукционах, если заказ нам выгоден, боремся за него. Но наша артель прекрасно понимает свою роль как предприятия, ведущего добычу золота в Билибинском районе. Мы много делаем в рамках так называемой социальной ответственности бизнеса.

К примеру, в прошлом году мы силами предприятия построили зимник «Билибино — Омолон». Нам он, в сущности, не нужен, мы пользуемся другими путями доставки своих грузов. Пошли же на это, учтя безвыходную ситуацию, в которую попала администрация района — надо было завезти в Билибино и топливо, и другие жизненно необходимые грузы. Вот мы и построили 400 километров этой зимней дороги. Кроме этого мы и в других делах помогаем городу — зимой содержим городские дороги, задействуем свои грейдеры.

Ждем первой воды

— Вы стараетесь выбирать более крупные объекты или вас интересуют все лоты?

— Мы настроены брать любые месторождения, даже маленькие. Но, конечно, нам удобнее всего работать в своем Билибинском районе, да и резервы здесь есть. А что касается других, более отдаленных от нас районов, то вести там добычу для нас нерентабельно. Мы находимся в центре Чукотки, расстояния у нас огромные — Чукотский автономный округ занимает 721,5 тысячи квадратных километров — более четырех процентов всей территории страны. Поэтому перетаскивать за сотни и сотни километров технику…

А потом, там есть другие артели, они разрабатывают свои участки. Я понимаю, что бизнес есть бизнес, но существует и порядочность, старатели — народ корпоративный.

— В Билибинском районе вы по-прежнему работаете в основном в долинах рек Левый Каральвеем и Майнгы-Пауктуваам?

— Да, там находятся наши основные объекты, но есть еще участок на Среднем Каральвееме, в этом году будем там мыть.

— Когда у вас начнется сезон?

— Начинается он у нас, как и у всех артелей, с первой водой, то есть в нашем климате — в конце мая и длится не более ста дней, так что многое надо успеть. И мы уже активно готовимся к началу работ — завозим на участки технику, ГСМ, продукты, заехала и часть людей, чтобы подготовить поселки к приему основного коллектива. Во всяком случае, повара уже на месте, так что горячий обед всем обеспечен. Ну, и конечно, занимаемся вскрышными работами, подготовкой техники, её ремонтом, монтажом оборудования.

— У вас много новой техники будет задействовано в этом году?

— Достаточно. Мы вообще очень внимательно следим за тем, чтобы наш парк своевременно пополнялся самой современной техникой, инновационным оборудованием. В этом году пригнали из Певека пять большегрузных тягачей, в прошлом через порт Эгвекинот получили новые бульдозеры, к нам они добрались своим ходом. Прибавилось и промприборов — мы приобрели два новых ГГМ-3.

— Где вы покупаете промприборы?

— Уже много лет берем у Магаданского механического завода и качеством довольны.

Логистика, которой нет

— А как доставляете грузы? Известно ведь, что дороги на Чукотке… Можно сказать, что их практически нет.

— Это верно. Логистика у нас, мягко говоря, непростая. Основную часть своих грузов везем через Магадан — по зимнику до Омолона, а оттуда уже к нам, в Билибино. Часть техники переправляем по реке Колыме до речного порта Анюйска. Но тут тоже без проблем не обходится. Река Колыма не то чтобы сама по себе капризная, но уровень воды в ней зависит от сбросов каскада Колымских ГЭС, соответственно она то чрезмерно полноводная, то совсем мелкая.

Из порта Певек к нам добраться тоже непросто. Это 650 километров дороги, которую постоянно перемывает то в одном, то в другом месте, грузы приходится везти урывками, так что путь этот долгий и трудный. Но лавируем, приспосабливаемся к условиям, а вообще, скажу, что у нас и доставка любых грузов, и переброска техники и людей с участка на участок весьма затратное дело. Спасибо, цена на золото держится хорошая, это и спасает старателей.

— На каком она уровне сегодня?

— Сегодня была 2400 рублей за грамм. Следим за прогнозами. Они пока вполне оптимистичные, ожидается подъем до 2700 рублей. Как вы понимаете, для старателей это факт отрадный. Потому что хотя при уровне добычи порядка 500 килограммов золота за сезон у нас получается выработка на человека около 2,5 килограмма (а рентабельность начинается с двух килограммов), затраты огромные. Стоимость электроэнергии, несмотря на «выравнивание тарифов», остается высокой, доставка грузов, завоз людей, ГСМ и техники на участки — у нас все дорого. Так что мы кровно заинтересованы в новых лицензиях, а значит, в новых аукционах.

Жизнь все расставит по местам

— В вашей артели работают около двухсот человек. Откуда они приезжают на сезон в артель?

— Около 80 процентов наших «сезонников» приезжают с Украины. Так уж исторически сложилось. Многие из них работают у нас не один десяток лет, это опытные специалисты, но сейчас ситуация несколько меняется. Люди в возрасте заканчивают свою трудовую деятельность, кого-то не устраивает перспектива оставлять семью на полгода. Словом, сегодня соотношение меняется в пользу россиян, есть и местные жители, но их, в силу разных причин, не много.

Вот что огорчает, так это то, что молодежь идет на старательский труд не очень-то охотно. И к трудностям, которые привыкло преодолевать старшее поколение, они относятся по-другому, больше ценят комфорт, да и зарплата не всегда устраивает. И этому есть причины.

Чтобы получать действительно высокий доход, работник должен иметь достаточно высокую квалификацию. А тех, кто на бульдозере может польку-бабочку станцевать, среди молодых очень мало. Но я уверен — придет время, и все встанет на свои места. Тем более что для тех, кто приезжает к нам с желанием освоить профессию, кто трудится с полной отдачей, мы делаем все возможное. И заработки у таких людей высокие, и внимание руководства к ним повышенное.

Прежние новости на эту тему

Пока нет