Моржи, вдохновение и опыт: профессиональные предпочтения современных чукчей

17 октября 2018, 19:34 743

Село Лорино — одно из самых традиционных на востоке Чукотки. Основной промысел, который дает жизнь всем местным, — морзверобойный. Однако неразрывно с ним связаны косторезное искусство и изготовление байдар. Информагентство «Чукотка» публикует материал ТАСС о том, как сегодня развивают традиции и зачем они нужны коренному населению Чукотки.

Народное творчество как способ заработка

Практически вся жизнь коренного населения Лорино выстроена вокруг одноименной территориально-соседской общины морзверобоев, которой принадлежит и косторезная мастерская, где трудятся восемь человек. По словам ее руководителя Дмитрия Чиноя, на работу принимают всех желающих. Особых навыков не требуется, главное — желание самих работников. Недавно взяли человека, приехавшего в Лорино с Ямала.

Лоринская косторезная мастерская — довольно молодая и пока не успела стать такой знаменитой, как Уэленская. Ее работники еще не набрались много опыта, поэтому часто учатся на своих ошибках и пробуют разные подходы к резьбе. Коллектив молодой, поэтому, когда в Лорино приезжают опытные мастера из Уэлена, с ними всегда советуются.

Привычного рабочего дня в мастерской нет, многое зависит от настроения создателя изделия.

«Можем работать с утра до вечера или несколько часов. Но это творческий процесс, и если настроения нет, то лучше к кости не прикасаться, а взять другую работу, чтобы не портить материал», — рассказывает Чиной.

Чаще всего заказы к косторезам приходят от коллекционеров, собирающих изделия из кости и клыка. Цена на продукцию в основном определяется в результате торга. Большого рынка сбыта у мастеров пока нет, иногда им удается выбираться на профильные выставки, проходящие в Анадыре, Владивостоке и Магадане. Есть шансы попасть со своими изделиями и в Москву. Работа в косторезке помогает решать важный для села вопрос занятости, поскольку вакансий здесь крайне мало.

Секреты правильной подготовки материала

Чтобы работать с костью или клыком, их надо правильно подготовить. В ход идут в основном клыки, зубы, челюсть и бакулюм (пенис) у моржа, а также уши, ребра, челюсть и лопатка — у кита. Поэтому самая важная часть работы мастеров — первичная обработка природного материала.

«Когда мы выбивали обухом топора внутреннюю часть кости, то 50–60% материала становились непригодны для изделия. Из-за этого существенно падала цена на готовый продукт. Чтобы клык оставался целым, его нужно вываривать два-три часа. В ход идет внутренняя часть зуба — стакан, располагающийся в щеке. Бакулюм вывариваем по восемь часов. Вода кипит, меняешь ее, добавляешь соду, чтобы кость стала полой. Необходимо выварить кровь, жир, чтобы клык потом не испортился. В итоге получается белая кость, с которой можно работать», — рассказывает Дмитрий Чиной.

Мастера продолжают изучать, как ведет себя кость после варки, просушки. Опытным путем определяется, как поддерживать нужную температуру, влажность, чтобы клык не сох быстро, иначе он начинает трескаться.

Основные сюжеты в работе — прибрежные. Среди них лежбища моржей, охота на китов, ездовые собаки. Встречается и тундровая тематика — коренные жители Чукотки, едущие на оленьих упряжках. Лоринские мастера часто работают по картинкам работ уэленских косторезов.

«Все наши мастера практически самоучки. Объясняешь новичку, показываешь, даешь попробовать, в ходе работы поправляешь, а дальше у него все идет по накатанной. Надо увидеть то, что ты хочешь сделать, — иметь объемное зрение. Есть парни, которые работают много лет, но до сих пор не могут увидеть мелочи, пластику животного. А есть те, кому раз показал — и он делает как надо. Мастер зрительно вгрызается в кость и должен видеть заранее, что он будет делать», — отмечает руководитель мастерской.

Свое нельзя забывать

Дмитрий Чиной уверен, что чукотскую школу косторезного искусства надо сохранять. С появлением интернета мастера стали чаще смотреть на работы своих коллег со всего мира. И важно, чтобы за сравнениями не потерялась своя традиция.

«Мои коллеги смотрят картинки тобольских, китайских мастеров, у них более красивые работы. А нам надо, чтобы сохранилась традиционная резьба. Мы стараемся ездить на выставки, смотреть работы конкурентов, чему-то учиться у них, но и свое нельзя забывать», — добавляет мастер.

По сравнению с коллегами из Провиденского городского округа и Анадырского района Чукотки у лоринских мастеров нет проблем с сырьем. Поскольку в Лорино добывают больше всего китов и моржей на Чукотке, материал у косторезов есть всегда. Отличаются косторезы и по форме занятости, в частности, в других районах они работают как индивидуальные предприниматели.

Полезный симбиоз охотников и косторезов

Морзверобои и косторезы за годы работы создали устойчивый творческий тандем. Охотники поставляют мастерам сырье, а на вырученные от изделий деньги покупаются запчасти на снегоходы и моторные лодки. Стараются косторезы выбираться вместе с морскими охотниками и в творческие командировки. Там можно вживую увидеть быт и жизнь морзверобоев, а также получить вдохновение и новые сюжеты для творчества. Тем более, что будущее у профессии костореза, несмотря на ряд сложностей (вредность работы, приспособленное для мастерской помещение), определенно есть, а значит, у молодежи будет возможность найти себе работу не только морзверобоем.

Не охота, так байдары

Еще один традиционный промысел у жителей Лорино — производство байдар — кожаных лодок. Немного видоизмененная технология сборки сохранилась с древних времен. Сегодня сделать ее может любой охотник. И если он не занят добычей, то может мастерить лодки, которые чаще всего используются для участия в регатах.

Морзверобой Станислав Выквытке собрал первую байдару по местным меркам довольно поздно — в 20 лет. Некоторые мальчишки собирают такие лодки уже в 11 лет. Станислава учил опытный наставник Евгений Анканро.

«Если не едешь на охоту, то занимаешься байдарами. Когда весь материал под рукой, то сделать лодку можно очень быстро — за три-четыре дня. Можно сделать ее по памяти или похожей на остальные, многие из которых до сих пор стоят на берегу. По длине лодка достигает восьми метров», — рассказывает мастер.

Старое и новое

Современные байдары гораздо ниже и длиннее древних и предназначены для спортивных соревнований. Связывают их обычными веревками, а раньше в дело шли ремни из шкуры лахтака (морского зайца — прим. ТАСС). У мастеров сохранились ручные национальные инструменты, которые перешли им в наследство. Если раньше на байдару уходила целая шкура моржа, то теперь ее расслаивают, из-за чего лодка становится гораздо легче. Новая весит порядка 200 килограммов, а перенести ее могут шесть человек. Байдары стариков гораздо тяжелее, поскольку они предназначались для промысла и за счет нерасслоенных шкур можно было пробиваться сквозь льды, ведь от них зависел успех всей охоты.

Собирают байдары по-прежнему из дерева. Но если раньше делали лодки из плавников — выброшенных на берег остатков деревьев, в основном лиственницы, то в новое время в ход идут доски разобранных домов, пришедших в негодность. Старики и сейчас подсказывают молодым некоторые моменты сборки, например, как правильно вязать узлы, чтобы конструкция крепко держалась. Как правило, спортивная байдара служит всего одну гонку, затем ее разбирают и делают новую.

Байдары для конкурентов

Лоринские умельцы изготавливают байдары для всех, даже для своих конкурентов в гонках. В Лорино живут самые опытные мастера, которые за счет развитого морзверобойного промысла не забывают свои традиции и бережно передают их молодому поколению. В соседних селах — Уэлене и Инчоуне — ремесло почти не сохранилось, научить молодежь уже некому.

«Мы соблюдаем свои традиции, чтобы не забыть. Делаем лодки даже для конкурентов, они заказывают байдары перед регатой. Также можем собрать и нарты, чтобы детей покатать. Пожалуй, только у нас в селе остались мастера по изготовлению байдар, поэтому наши знания нужно сохранять», — рассказывает Выквытке.

Шкуру для байдары расслаивают, закладывают в бочку и квасят как капусту, чтобы она постепенно кипела и становилась крепче. Весь процесс длится три недели. В ход идет только шкура самок, поскольку она более эластичная и крепче, чем у самцов. Обязательно свежая, размороженная теряет эластичность и уже не годится для работы. За счет морзверобоев строение байдар не забывается, начиная от правильного натягивания шкур на лодку, изготовления несущих конструкций, весел и парусов, заканчивая навигацией. С самого детства здесь учатся делать завязки, обрабатывают дерево в столярной мастерской. Именно от них зависит будущее обоих промыслов, поэтому внимание к подрастающим охотникам и мастерам в Лорино очень усердное.

Текст: Сергей Сысойкин

Прежние новости на эту тему

Пока нет