Немой упрёк: Колонка Светланы Добриевой

31 октября 2016, 16:03 1003
Комментариев пока нет
На достаточно крутом берегу бетонированная площадка, обнесенная тумбами, соединенными цепями, возвышается железобетонная стела в форме усеченной пирамиды. На самом верху проблесковый фонарь.

Постановление Думы Чукотского автономного округа от 20.11.2001 г., «в посёлке Провидения Памятный знак в честь 250-летия 1 Камчатской экспедиции 1978 год отнести к объектам культурного наследия регионального значения».

Вот так кратко и сухо были внесены данные в учётную карточку объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации об этом памятном знаке. Сегодня это место называют по-разному: кто-то памятник Витусу Берингу, кто-то маяк, а кто-то памятный знак экспедиции. Действительно памятное место.

На достаточно крутом берегу бетонированная площадка, обнесенная тумбами, соединенными цепями, возвышается железобетонная стела в форме усеченной пирамиды. На самом верху проблесковый фонарь.

На стороне, обращенной к морю морской колокол. Рядом еще одна площадка, также столбы с чугунными цепями и огромный корабельный якорь, недалеко от массивного камня, на котором установлена металлическая табличка с надписью: Витусу Берингу и его спутникам в честь 250-летия Первой Камчатской экспедиции 1725 – 1730 г.г. От Дальневосточного Высшего инженерного морского училища им. Г.И. Невельского географического общества СССР и экипажей яхт Родина и Россия. Август 1978 г.

«Сегодня это место называют по-разному: кто-то памятник Витусу Берингу, кто-то маяк, а кто-то памятный знак экспедиции. Действительно памятное место»

Имя Беринга в наших краях не редкое, его, кроме пролива, носят мысы на Чукотке и в Охотском море, залив на Аляске и море, омывающее берега Камчатки, Чукотки, северо-западное побережье Америки, а также улицы. Его открытие, о котором написаны сотни трудов, и поныне вызывает споры.

В 1978 году исполнилось 250 лет плавания бота «Святой архангел Гавриил» у самых дальних северо-восточных берегов России, закончившегося выдающимся географическим открытием.

...24 января 1725 года обоз из 25 саней с необходимым для постройки кораблей снаряжением медленно двинулся из Санкт-Петербурга. Везли два десятипудовых якоря, толстые канаты, парусину, пищали и фальконеты, продовольствие. Так началась Первая Камчатская экспедиция, которую возглавил Беринг. Датчанин по рождению, он 38 лет, то есть всю сознательную жизнь, отдал русскому флоту.

Ему Петр I предложил в последний год своего правления: «...на Камчатке или в другом тамож месте сделать один или два бота с палубами. На оных ботах возле земли, которая идет на Норд... искать, где оная сошлась с Америкой». К тому времени «отписка» Семена Дежнёва, первым установившего, что между Чукоткой и Аляской есть пролив, затерялась в канцелярии Якутского воеводства. Потому-то в инструкции, написанной Петром Великим за три недели до смерти, перед Берингом и ставилась задача искать место соединения Азии с Америкой. Помимо этого экспедиция должна была нанести на карту дальневосточные окраины, установить возможность торговых отношений с соседними странами.Помощником многоопытного Беринга был назначен 22-летний лейтенант Алексей Чириков.Имя Чирикова, как и имя Беринга, увековечено на карте северо-восточной части Тихого океана.

Лишь через три года, преодолев десять тысяч километров бездорожья и испытав всевозможные лишения, отряд Беринга пришел в Охотск на берег Тихого океана, а потом на Камчатку. Как записано в «Юрнале бытности в Камчатской экспедиции мичмана Петра Чаплина», 4 апреля 1728 года в Нижне-Камчатском остроге состоялось торжество. «В 9-м часу пополудни, собрав всех служителей и мастеровых людей, учиня молитву, заложили бот». В июне бот с именем «Святой архангел Гавриил» был готов. 13 июля 1728 года «Св. Гавриил», с экипажем 44 человека, в том числе Беринг, лейтенанты Чириков, Шпанберг, мичман Чаплин, взяв курс на север, двинулся вдоль берегов Камчатки.

Плавание продолжалось лишь полтора месяца, но имело огромное значение. Беринг и его спутники, пройдя из Тихого океана в Ледовитый, открыли пролив, разделяющий два континента, и нанесли на карту северовосточное побережье Азии от устья реки Камчатки до мыса Дежнева. К сожалению, когда «Святой Гавриил» вошел в пролив, как здесь часто бывает, стоял туман и американского берега не было видно. Беринг спешил закончить экспедицию до наступления зимы, поэтому, выйдя в Ледовитый океан и убедившись, что азиатский берег круто поворачивает на запад, посчитал свою задачу выполненной, несмотря на возражения Чирикова и других участников офицерского совета.

С той поры прошло много лет. И хотя изучением плавания Беринга занимались такие выдающиеся мореплаватели, как Сарычев, Кук, Крузенштерн, Головин, Литке, Макаров, и многие исследователи-историки, не было единого мнения о том, что оно дало географической науке. Споры вызывались именно тем, что Беринг и его штурманы из-за тумана не видели берегов Америки, а некоторые историки утверждали, что не видели и азиатского берега.

Известно, что Джеймс Кук, побывавший в этих водах полвека спустя, высоко оценил результаты экспедиции Беринга. Он писал: «Отдавая должное памяти Беринга, я могу сказать, что он очень хорошо нанес на карту берега, определив координаты с точностью, которую при его возможностях трудно было бы ожидать». Спутники Кука Форстер и Кинг в знак признания трудов Беринга дали его имя проливу между Азией и Америкой.

Чтобы окончательно доказать открытия Беринга, надо было, выражаясь современным языком, смоделировать его плавание, причем в условиях наиболее близких к условиям той поры. Эту идею поддержали руководители Приморского филиала Географического общества СССР Е. Краснов и Б. Сушков. Нашлись энтузиасты для организации такого плавания. Это преподаватели и курсанты Дальневосточного высшего инженерного морского училища, которое недаром носит имя одного из самых предприимчивых и отважных мореплавателей — адмирала Г. И. Невельского.

Морской государственный университет имени адмирала Г.И. Невельского (МГУ), год образования 1890 , прошел многолетние испытания переименований от Александровские мореходные классы во Владивостоке, Владивостокское Александровское мореходное училище дальнего плавания, Владивостокский Морской техникум Наркомата Морского Флота СССР, Владивостокское высшее мореходное училище (ВВМУ), Владивостокское высшее инженерное мореходное училище (ВВИМУ), Дальневосточное высшее инженерно-морское училище им. Г.И. Невельского (ДВВИМУ), до Дальневосточная государственная морская академия (ДВГМА). Но новые аббревиатуры не смогли изменить настоящий морской дух и вековые морские устои.

Этот ВУЗ готовит настоящих мореходов. По традиции каждое лето крейсерские яхты отправляются в дальние плавания, десятки курсантов под командованием опытных яхтсменов-преподавателей пересекают Японское и Охотское моря, выходят в Тихий океан, посещают острова и порты. Еще в 1971 году начался цикл плаваний на яхтах «Родина» и «Россия» по маршрутам Невельского. Особенно оживился интерес к этим плаваниям, когда А. Сопоцко нашел журнал Беринга. Теперь помимо спортивного интереса появилась цель — подтвердить приоритет его открытий.

И вот через 250 лет после знаменитого плавания таким же июльским днем из Усть-Камчатска, где командор строил свой бот «Святой Гавриил», вышли два маленьких парусных суденышка — «Родина» и «Россия», казавшиеся хрупкими скорлупками по сравнению со стоявшими на рейде современными кораблями. А между тем им предстоял неблизкий и нелегкий даже для стальных гигантов путь — в холодный, туманный и мелководный Берингов пролив, к Полярному кругу, куда уже давно не наведывались суда под парусами.

Задача состояла в том, чтобы пройти по маршруту экспедиции Беринга, подтвердить приоритет Первой Камчатской экспедиции в ряде географических открытий, изучить условия плавания парусного судна в северных широтах при сильной качке с навигационными приборами XVIII века, провести медико-биологические наблюдения.

Участники экспедиции прошли хорошую морскую и штурманскую подготовку. В ее составе было четыре инженера-судоводителя и три яхтенных капитана. Капитаном «Родины» и начальником экспедиции был кандидат наук, доцент училища, опытный спортсмен-парусник Леонид Константинович Лысенко, капитаном «России» — старший преподаватель Владимир Борисович Манн. В плавании участвовали также сотрудник училища В. Колованов, недавние выпускники бывалые яхтсмены А. Медведев, В. Бехтерев, курсанты М. Войтенко, Е. Панкратов, А. Винокуров, М. Узикаев, А. Желудков.

Участники экспедиции на каждом шагу убеждались в том, что люди, которые вели журнал, были настоящими моряками. Вот что позже писал о штурманских офицерах адмирал С. Макаров: «Им преимущественно обязаны мы за хорошие журналы. Они несут на себе это тяжелое бремя, и им принадлежит заслуга ведения записей, на которые всегда будет опираться наука».Моделирование плавания «Св. Гавриила» показало исключительную точность определения координат, которые делали штурманы бота, и еще раз подтвердило важность открытий Первой Камчатской экспедиции.

6 августа 1977 года яхты вышли из бухты Павла, следуя на северо-восток. В Анадырском заливе совершили переход от мыса Наварин до бухт Угольная и Преображения.

12 августа яхты вошли в бухту Преображения — залив Святого Преображения, как называл эту бухту Беринг. В каком месте бухты бот «Святой Гавриил» стоял на якоре? Где Беринг высаживался на берег? Из какого ручья моряки брали воду? Где расположены остатки поселений, которые видел мичман Чаплин с матросами? Вот основные вопросы, которые предстояло разрешить участникам экспедиции.

Удалось установить следующее. Бот «Святой Гавриил» стоял на якоре в бухте Преображения в 1,8 мили от ее вершины. Мичман с матросами высаживался в лагуне, расположенной в вершине бухты, они брали воду из ручья, впадающего в нее с восточной стороны. Название ручья на современных картах отсутствует, но в XIX веке здесь текла полноводная река Ледяная, по-чукотски Куйваем. Остатки поселения моряки могли видеть в северо-восточной части долины реки Ледяной. На этом месте найдены остатки предметов быта, сделаны их фотоснимки и зарисовки.

«Родина» и «Россия» вошли в Берингов пролив 18 августа. Около четырех суток они плавали в Северном Ледовитом океане, моделируя путьСв. Гавриила. При возвращении экспедиция Беринга плыла вплотную к берегу и хорошо видела большую часть азиатских берегов, хотя побережье Северной Америки и на этот раз было закрыто туманом. Участники экспедиции Беринга произвели опись и картирование азиатских берегов пролива. Положение этих берегов на итоговой карте Первой Камчатской экспедиции вполне соответствует современным картам.

Из-за тумана экспедиция яхт при плавании на север, так же, как и экипаж Беринга, не наблюдала американских берегов, и только на обратном пути ее участники увидели полуостров Сьюард. Экспедиция определила, что «Св. Гавриил» плыл не прямым курсом, а лавировал, Беринг и его помощники вели активный поиск берегов Америки.

19 августа яхты, следуя по маршруту бота, пришли в то место, где находился Беринг в полдень 16 августа (по гражданскому календарю — 15 августа) 1728 г. В литературе сложилось ошибочное мнение, что указанная широта была пределом экспедиции Беринга при плавании на север. Но «Св. Гавриил» повернул на обратный курс не в полдень, а в 4 часа дня, пройдя еще 11,6 мили на северо-восток. Экспедиция яхт, пройдя указанное расстояние в заданном направлении, достигла 67°24' с. ш.

Экспедиция яхт «Родина» и «Россия» доказала следующее. Беринг дважды прошел весь пролив, поднялся на 64 мили выше его, в Чукотском море, обследовал участок водной поверхности в 50 миль длины и 20 миль ширины; произвел опись и картирование чукотского побережья: указал крайнюю восточную точку азиатского материка и сообщил, что к этой оконечности «земли никакой не подошло», а от «восточного угла» берег поворачивает на запад. Достаточно ли этих аргументов? Думается, вполне. Беринг доказал наличие пролива, ныне заслуженно носящего его имя.

«Наши плавания завершились открытием памятника Витусу Берингу и его спутникам в Бухте Провидения» - так заканчиваются воспоминания.

Вот такая не простая история, а теперь, давайте разберемся с объектом культурного наследия регионального значения, который, как, оказалось, представляет собой, по сути, ансамбль из двух составляющих: стела - навигационный знак - маяк и камень с табличкой и якорем.

В региональном органе государственной охраны объектов культурного наследия Департамента образования, культуры и спорта Чукотского автономного округа, к сожалению, не данных о навигационном знаке – маяке, времени его сооружения, авторе проекта, эти исследования еще предстоит сделать, но мы руководствуемся словами Константина Паустовского: «Маяки – святыни морей. Они принадлежат всем и неприкосновенны, как полпреды держав».

Ни одна из историко-культурных экспертиз, требуемых законом, на объекте не проводились. Собственника, пользователя у объекта не имеется, во всяком случае, такими данными региональный орган охраны объектов культурного наследия не располагает, а расположен объект на землях населенных пунктов. Но уверены, значительная часть населения округа, считает, что это так, «украшение поселка», к памятникам то отнести трудно, не то, что к объектам культурного наследия.

Иначе как объяснить многочисленные надписи, типа: «Даня+Лена выпуск 2002», мусор, разбитые столбы и вывороченные цепи?

Вряд ли Витус Беринг и экипажи яхт, устанавливавшие памятный знак рассчитывали, что память об их выдающихся делах, будет соседствовать с именами Дании Лены выпуска 2002 года, пожелавших увековечить, таким образом, себя в мировой истории.

Те, кто уже ушли, не могут встать и отстоять свое право, защитить себя. Поэтому немым упрёком смотрят на нас памятники, которые не только разрушаются временем, но и вандалами, не знающими чести и совести.

Написать комментарий   Некорректный логин или пароль