Алмаз, не нуждающийся в огранке: Колонка Сергея Сысойкина

15 ноября 2016, 16:47 1267
Комментариев пока нет
Кинокритика предполагает широкий спектр сравнений, ибо ничего не рождается на пустом месте, однако можно смело утверждать, что «Мой убийца» - довольно самобытное и мало на что похожее кино.

В самом добром городе России (по версии 2016 года) Якутске происходит жестокое убийство. Жертва - молодая девушка Люба. Дело поручают молодому полицейскому Джулусу, принципиальность которого не позволит не довести начатое до конца. Грядет что-то страшное, такое, что навсегда изменит жизнь главного героя.

«Мой убийца» - первый экземпляр крайне специфического якутского кинематографа, выбравшийся за пределы так называемого «Сахавуда» и попавший в общероссийский прокат. Более того, ленту показали в Сан-Франциско и Сиэтле, а также номинировали на «Золотой глобус». Многие рецензенты уже успели выдать массу комплиментов дебютной картине Костаса Марсана. Прозвучали лестные сравнения с эстетикой лент неонового кинокудесника Вонга Кар-Вая и даже короля потустороннего психоделического кинематографа Дэвида Линча.

Разумеется, кинокритика предполагает широкий спектр сравнений, ибо ничего не рождается на пустом месте, однако можно смело утверждать, что «Мой убийца» - довольно самобытное и мало на что похожее кино. Более того, оно сделано так, что не будет до конца понятно зрителю, привыкшему, чтобы ему все разложили по полочкам или наоборот напустили тумана так, чтобы в итоге стало ничего непонятно (как в случае в арт-хаусным кинематографом). «Убийца» существует на обеих территориях разом, свободно переходя из одной категории в другую. Из-за этого и возникает диссонанс и ощущение, что тебя где-то обманули. Магический реализм по-якутски, если угодно.

Формально у картины есть нехитрый сюжет, который можно легко пересказать. Сценарий, основанный на повести известного якутского писателя Егора Неймохова «Случай у озера Сайсары», отсылает к ряду криминальных лент различного пошиба. Здесь есть все, чем можно заинтересовать зрителя – погони, будни оперативников, перестрелки, драки и даже борьба за золото. Однако феномен «Убийцы», да и всего якутского кинематографа в целом, заключается в том, что все эти вкусные ингредиенты перемешаны в хаотичном порядке и плохо выстраиваются в цельную, связную историю.

«Северу глубоко наплевать на мелкие разборки людей, принципиальность и обман, любовь и ложь, на остатки советской империи и преступных золотодобытчиков, которые незаконно ищут клады в огромной Лене»

Кажется, Марсану интересно снимать только отдельные части фильма вроде незадачливой перестрелки подозреваемого в убийстве и четверых оперативников или драку у реки. Остальные куски сняты довольно небрежно, чувствуется, что режиссерская хватка периодически ослабевает. Вообще «Убийца» - довольно странный сплав кустарщины (актеры местами играют очень плохо) и профессионализма (операторская работа Искандера Иванова периодически заслуживает отдельных похвал). Из него мог бы вполне получиться стильный нуар с затянутыми в черные ночи улицами, femme fatale, юным детективом, постепенно узнающем о несовершенстве и продажности окружающего мира, сдобренный символами советского прошлого в виде гнилых гостинок и спивающихся якутов, костерящих друг друга в пьяном угаре. Однако режиссера это совершенно не заботит, поскольку медитативность повествования, внутренний дух, пожалуй, главное, что есть в этой ленте, и на что стоит обращать внимание, входя в резонанс с ней.

Хорошо видно, что создатели картины ощутимо теряются в той части, которая происходит в декорациях города-миллионника Якутска, а когда «Убийца» вырывается в вымирающий поселок Салдын и бескрайние леса Якутии, то обретает второе, если не сказать – «истинное» дыхание. Здесь великорусская тоска сталкивается с холодным безразличием Севера и уступает ему по всем статьям.

Северу глубоко наплевать на мелкие разборки людей, принципиальность и обман, любовь и ложь, на остатки советской империи и преступных золотодобытчиков, которые незаконно ищут клады в огромной Лене. Та продолжает лениво катить свои широкие воды, безразличная ко всему. «Геолога недавно в лесу нашли с оторванной головой. Медведь, наверное, задрал», - фраза из фильма, показывающая, насколько меняются взгляды и приоритеты вдали от цивилизации. Не повезло, стало быть, но и это пройдет. Всякое может случиться, не цивилизация все же. Дикий угол, где главный прокурор – это как раз медведь.

Такой подход хорошо знаком людям Севера, которые прекрасно знают эту дикую и первозданную природу, ее законы и соблюдают определенные правила, чтобы выжить. Удивительная сила Севера заключается в том, что прекрасно учит смирению и даже определенному фатализму. И когда принципиальность и въедливость Джулуса сталкивается с жестокими законами природы, которые подразумевают выживание любой ценой, то победителем этой схватки может быть только один. А проигравший уйдет со сцены, как геолог, размякший от городской жизни, которому не повезло. Ярость и смирение, сила и слабость, деятельность и инертность – удивительно парадоксальные вещи, которые на Севере идут рука об руку, создавая его непередаваемый флер и блеск, манящий новых искателей приключений.

Западному, да и российскому зрителю не понять этой, казалось бы, бессодержательной северной поэзии, ее, на первый взгляд, бессвязности. Но именно в этом и есть главный смысл, постичь который можно только приняв законы Севера и отринув философию городов, выражающуюся в консюмеризме, отказе от первобытных инстинктов и умении слышать мир вокруг себя. Поэтому и есть подозрения, что лента вряд ли станет первой ласточкой, которая откроет широкой публике якутское кино. Это алмаз, который невозможно огранить до бриллианта, за ним стоит только зачарованно наблюдать со стороны. Ведь если взять инструмент и довести его до ума, то получится вполне стандартный стилизованный продукт, похожий на тысячи других. Уникальность якутских фильмов как раз и заключается в том, что в эпоху глобализации еще остаются вещи, нетронутые коррозией всеобщей унификации. Если хотите, уголок terra incognita, который так любят разглядывать туристы. Так и хочется сказать: вы смотрите, господа хорошие, но трогать строго-настрого запрещено.

Написать комментарий   Некорректный логин или пароль