Анадырское «Окно»: Колонка Игоря Баданова

6 марта 2017, 19:24 2281
Комментариев пока нет
История «Анадырского Окна» началась в тот момент, когда в окружную столицу прибыл Михаил – он же Мигель, как его называли в своем кругу.

Историю анадырского рока год за годом словно заметает снегом. А ведь что-то было в далеких 80-х – золотом периоде, когда на Чукотке жило 150 тысяч человек (в три раза больше, чем сейчас). Долетают обрывки историй, черно-белые фотографии с незнакомыми людьми. Что-то было и в суровых девяностых, которые на Чукотке прошли особенно жестко (резкое сокращение численности населения пришлось как раз на этот период). Я же запомнил лишь начало нулевых. И если бы меня спросили о главной рок-группе Чукотки, я бы, ни секунды не колеблясь, ответил: «Окно». Мне было лет 12, музыкой я не увлекался, но не заметить ее активности было невозможно. Помню, как до криков спорил с дворовыми мальчишками, что это группа не из Москвы, а из Анадыря, помню афиши и листки, валявшиеся по всему городу. «Окно», презентация альбома «Разные». Названия группы и альбома были выделены жирным шрифтом, и мой одноклассник Вова думал, что это реклама типа «Окна, разные».

Де-факто (хотя для кого-то и де-юре) группа существует до сих пор. Её основатель – фронтмэн и автор песен Михаил Малеев – сейчас живет на Ямале и также руководит группой «Окно», только с другим составом. В конце прошлого года жители Нарьян-Мара могли присутствовать на концерте в честь восемнадцатилетия группы, слушая песни, рожденные на Чукотке и крещенные концертами там же. А начинал Михаил в конце девяностых в Билибино. Сейчас он снова переезжает, по последним данным, в Ханты-Мансийск, обязательно возьму у него интервью и узнаю, как там было в Билибино и что теперь происходит на центральном севере.

Сейчас же хочу рассказать об анадырском периоде. Поможет мне в этом мой старший брат Роман Баданов, который в то время играл в «Окне» на гитаре. Сейчас он живет в Липецке, музыку не бросил, но занимается ей один. Коллекционирует гитары, записывает альбомы, распространяя их в узком кругу друзей. По собственному признанию, делает это скорее из ностальгии, фиксирует то, «что не могли запечатлеть в те далекие времена».

История «Анадырского Окна» началась в тот момент, когда в окружную столицу прибыл Михаил – он же Мигель, как его называли в своем кругу. Это было в конце девяностых. У него был мощный и узнаваемый голос и уже полтора десятка своих песен. Поддержку нашел в местном Доме культуры, директор и главный звукорежиссер которого были его земляками из города атомщиков. Найти подходящих музыкантов было непросто, но, по стечению обстоятельств, именно в этот момент в Анадырь после учёбы на большой земле вернулись талантливый гитарист Яков Костяной и опытный барабанщик Роман Астров (Кот). Место басиста занял приятель Астрова Евгений Дедов. Квартетом группа «Окно» впервые выступила 1 июня 2000 года на разогреве у довольно популярного тогда панк-коллектива «Опасная зона». Дебют получился заметным, о молодой группе заговорили в местных СМИ. Музыку «Окна» отличал мелодизм, изящные аранжировки и великолепный вокал Михаила Малеева. Песни были выдержаны в традициях классического «русского рока». Отсутствие ошибок в исполнении и нелепых рифм в текстах, а также относительно чистый звук выгодно отличали «Окно» от любой «начинающей» рок-группы. Коллектив стал желанным гостем на всех концертных площадках Анадыря. А потом состав группы расширился. Пятого участника одолжили у вышеупомянутой «Опасной зоны», в которой играл на гитаре мой старший брат Роман, известный в своих кругах, как Дорз.

«Роман Абрамович – большой поклонник русского рока, но нас он, видимо, не разглядел, и шанс мы свой не использовали»

- Помню, момент твоего появления в группе был каким-то скандальным…

- Ну, меня элементарно переманили. Не знаю, кто был инициатором, но официальное предложение я услышал от Мигеля. Долго колебался. С «Опасной зоной» к тому моменту уже был пройден определенный путь, я много вложил в эту банду, и о себе заявил в ней... Но понимал, что перспектив нет. Не тот уровень. Уйти красиво не получилось. Добросовестно отыграл с «ОЗ» главные «уличные» концерты, перед последним сказал: «Все, я ухожу» и на традиционную попойку после выступления не явился. Без ссор. А в ДК в тот вечер произошла грандиозная драка между группами, по итогам которой у певца «ОЗ» была сломана челюсть, а у басиста – нос. Плюс ко всему барабанщик Вова Дерягин отправился служить на флот. Вышло так, что я «Зону» бросил в самый печальный момент. Сбежал, как крыса с тонущего корабля. Хотя все было не так.

- Не пожалел? «Окно» оправдало ожидания?

- Даже с лихвой! В то время все были увлечены, круглые сутки торчали в «тридцатке» - так мы называли репетиционную комнату в старом ДК. Работу постоянную имели только Мигель да Дедов (басист). Я трудился в науке при весьма вольном графике. Так что музыке мы посвящали реально много времени. И на концертах все «отскакивало от зубов» – лажи минимум. Репертуар тогда уже был приличный, под 30 песен. Освоить их было непросто, но я быстро справился, чем очень удивил остальных. Выступали минимум раз в месяц – часто по анадырским меркам. Директор ДК Тарасевич, создал все условия. Сольные концерты нам регулярно устраивали, задник из горящих неоновых букв, дым, свет …. все дела. Вся имеющаяся аппаратура была в нашем распоряжении. Это, конечно, вдохновляло.

Радио (еще до «Пурги»), газета, на телевидении запись – это сносило башню. За концерты даже платили деньги! Копейки, конечно, но все равно очень круто. Рядом с «тридцаткой» была проходная комната, так там все время крутились телки. Просто тупо сидели и слушали, как мы играем, шутим, ржем. Как настоящие «группиз»!

Концертное видео группы

Кот (барабанщик) прямо в ДК на работу устроился, рок-клуба тогда не было, и кем он числился, даже не знаю. Если мы не репетировали, он бесконечно записывал кассеты с нашими записями. На двери прямо объявление написал: кому надо, тащите чистые, мы запишем бесплатно. И, надо сказать, это сыграло. Я до сих встречаю людей, которые слышали «Окно», хотя никогда не были на наших выступлениях.

Итак, «Окно» стало квинтетом. Звучание группы усложнилось, все более отдаляясь от клише ленинградского рок-клуба 80-х. Помню, как попал на концерт в честь годовщины группы. Тогда я всё воспринимал, как должное, но сейчас, оглядываясь назад, поражаюсь, насколько масштабно это было. Группа, которой всего год, выступает при полном зале, стилизованные декорации, слово «Окно» на барабанной бочке и, главное, куча сценических гостей. Вместе с «Окном» на сцене спели наверно все, кто был как-то причастен к творческой жизни города. Не буду кривить душой, у меня их музыка особых эмоций не вызывала, и концерт не оставил в памяти ничего, кроме головной боли, но не отметить народной любви я не мог.

Помню толпы людей на уличных концертах, может, без интернета у людей не было альтернативы, но тем не менее. Сейчас есть такой медийный термин «фильм-событие». Так вот «Окно» в то время было «группой-событием» для города. Дела, казалось бы, шли в гору, но внутри коллектива появились творческие разногласия. Полтора года прошли в многочисленных концертах и записях, однако качество нового материала не устраивало музыкантов. И хотя популярность «Окна» в Анадыре и даже за его пределами оставалась высокой, осенью 2001 года состав распался.

Внутренние конфликты зрели долго, но главное, думаю, не это. ДК взорвали. Пока строили новый, наша основная публика выросла, Анадырь бурлил деньгами, на Корфест приезжали реальные звезды – «МумийТролль», Чичерина, «Би2»... Новые группы в городе появились. Когда мы возобновили активную деятельность в конце 2003 года, я уже амбиций не испытывал - играли для своего удовольствия.

- А были амбиции?

- Да еще какие! Я очень верил в себя, считал, что играю на гитаре неплохо, в рамках российской сцены точно потяну. У Мигеля было несколько достойных песен – ну уж никак не хуже творчества «Зверей» или «Танцы минус». А тогда это было в тренде – «Максидром» по Первому каналу показывали, Миша Козырев, ФМ-станции. И в «Окне» подобрался интересный состав, аранжировки получились стильные, Яков Костяной (гитарист) был по-настоящему талантлив, ну а Мигель реально круто пел. То есть я вполне верил, что нас можно раскрутить. Роман Абрамович – большой поклонник русского рока, но нас он, видимо, не разглядел, и шанс мы свой не использовали.

Ритм-секция вместе с гитаристом Яковом Костяным сформировала группу R.A.M.S., оставшиеся в «Окне» Мигель и Дорз долго не могли подобратьбасиста и барабанщика. Лишь в декабре 2003-го проблему удалось решить. Басистом стал Александр Храмов, за барабанную установку усадили юное дарование из Эгвекинота Александра Тойкина. Звучание квартета вновь изменилось, в сторону фанка и сёрфа. Группа «Окно» с успехом съездила на фестиваль «Продвижение» в Магнитогорск, возобновила постоянные концерты в Анадыре.

- Ты говоришь, после воссоединения «играли для своего удовольствия», но именно тогда, насколько я помню, вы, наконец, выехали за пределы Анадыря, точно же была поездка на рок-фестиваль в Магнитогорск?

- Лично для меня это было самым ярким моментом в истории группы. Магнитогорск, фестиваль «Арт-платформа». Там было все, ради чего пионеры подаются в рокеры: зал битком, среди публики – либо неформалы - братья по разуму, либо девицы без предрассудков, которые тащатся от музыки и музыкантов. Жили мы как звезды: номер люкс, настоящие апартаменты! И денег было завались. Управление культуры снабдило нас с запасом, выдали 15 тысяч на четверых на пять суток – в 2004 году сумма фантастическая. А цены в Магнитке нас просто умиляли. Мы ловили машину на улице, и за 20 рублей водила готов был нас возить по городу целый день. Соседи по гостинице быстро просекли, что к чему, и у нас в люксе круглые сутки было полно народа.

- Командировочные, что ли? Туристы?

- Да нет, такие же, как мы, участники фестиваля. Но в «люксе», конечно, никто не жил, кроме нас. Все нищие были, побирались и сигареты стреляли. Ну, а потом мы поили-кормили всю братву. В общем, впечатлений было выше крыши. При том, что сыграли-то на фесте неважно: в гала-концерт прошли, но не как победители отборочного тура, а «за приз зрительских симпатий». Типа приехали издалека, надо как-то поощрить. Хотя зал встретил нас очень хорошо. Шоу мы выдали – можно посмотреть, большая часть клипа «Наташка» составлена из кадров магнитогорского концерта.

- Куда еще ездили?

- Не так уж много куда. Сыграли в Певеке на юбилее района в присутствии нынешнего губернатора, между прочим, в Углях пару раз, в Шахтерском (его тогда еще не расселили). Что интересно, почти везде мы выступали в спарке с группой RAMS, костяк которой составила вся бывшая ритм-секция «Окна» (Яша, Дедов и Кот). И никаких антагонизмов – жили душа в душу. Помогали друг другу аппаратурой, ели-пили-курили вместе. Хотя музыкально различались кардинально. «Рамсы» играли нечто вроде LinkinPark, очень тяжело. А «Окно» придерживалось прежней линии рокапопса.

- А были надежды на реюньон? Хотя бы временный – выйти на сцену в оригинальном составе в честь какой-нибудь даты?

- Однажды намечался какой-тофест, ходили слухи о дорогих призах. Были встреча, разговор: давайте, нас еще помнят, имя громкое – точно выиграем. Призовые поделим и снова разбежимся. Ок. Собрались на репетицию - и оп-па! Ничего не выходит. Вроде все помним, а не звучит. Все-таки рок-группа нуждается в определенной химии, просто ансамблем сыграть не получится. На этом все идеи о воссоединении отпали.

- Новый состав тебя не впечатлял совсем?

- Тот период мне еще более дорог, чем времена «золотого» состава! Видишь ли, в то «Окно» я пришел как бы на все готовенькое. Мой творческий вклад был минимален. Ну, играл на гитаре, добавил соляков – песни-то были уже сформированы. А в 2003-2005 годах вся музыка уже держалась на мне. Мы здорово сыгрались и сдружились. Тогда меня реально перло от нового звучания, практически играли фанк, мелодичный такой. Жаль, ни одной нормальной записи так и не сделали.

- Почему?

- Это сейчас любой дурак дома на компе может хоть оркестр записать. Программ куча, и с аппаратурой «ноу проблем» - даже в Анадыре почти все можно купить. 10-15 лет назад все, решительно все – от струн и «джеков» до барабанного пластика – везли из отпуска. Компьютеры не тянули, да и кто бы нами занимался? Единственная портастудия - кассетная, аналоговая была у «Эргырона», дорваться до нее было немыслимо. Одну-две песни ночами по блату еще можно, но не более. Все тогда сильно ждали, когда построят новый ДК. Думали, вот там все будет! Может, и было бы, но как раз к его открытию группа «Окно» чукотского разлива окончательно распалась. Сначала Мигель срулил в Москву, потом Храм (басист) решил заняться индустрией грузоперевозок в родном Билибино. У меня к тому времени родилась дочка, и на телевидении появлялось все больше дел. В конце концов, и барабанщик Александр Тойкин уехал в Эгвекинот. Так вот я и стал «рок-н-ролльщиком на пенсии».

- Но ты же не совсем с музыкой распрощался, диски вон выпускаешь.

- Рок-н-ролльное движение все-таки предполагает живой звук и некое шоу. Хаер, серьги, штаны кожаные - никто такое на себя не напялит дома ради себя самого. А без движения рок-н-ролл – не рок-н-ролл. С музыкой я не завязывал, а как раз наоборот. Гитар одних расплодилось – ставить некуда. Я продолжаю играть, учиться. Это мой путь. Есть цель, я знаю, что она недостижима, но я счастлив приближаться к ней день за днем. А диски, альбомчики мои... это скорее дань уважения всем моим корешам-рокерам из всех групп, моих и тех, что были рядом, и подарок на память верным слушателям. Много ведь классных тем и риффов так и не были записаны, я постарался восполнить этот пробел.

- Связь поддерживаешь с бывшими «братьями по оружию»?

- Да, со всеми. Тойкин занят музыкой профессионально – работает заместителем директора ДК в Эгвекиноте, организует концерты и преподает детишкам. Храм пережил непростой жизненный этап, но сейчас все у него хорошо. Он в Билибино. Мигель после московских скитаний последние несколько лет жил на полуострове Ямал. Сейчас вроде перебирается куда-то в Ханты-Мансийск. Поет как всегда прекрасно. И повсюду стремится создать группу «Окно».

- И как ты к этому относишься?

- Прекрасно, желаю ему удачи и рад, что он по-прежнему «в седле». В репертуаре всегда доминируют старые добрые песни, которые и мне довелось играть. Никакой ревности не испытываю, если ты об этом. Будь мы рядом, наверное, до сих пор играли бы вместе. Я же могу вернуться на сцену только в том случае, если бы со мной был кто-то из «старой гвардии» - Храм, Тойкин, Вова Дерягин, Рустам, Чепик... но этого уже не произойдет. Да и хорошо - всему свое время!

Еще в начале 2005-го музыканты были полны творческой энергии. К тому времени я подрос и собрал свою группу, и мне даже довелось пару раз выступать с «Окном» на одной сцене. Они воспринимались, как старшие товарищи, играть с ними на одном концерте было для меня и моих согруппников определенной честью. Мне даже наконец-то начали нравиться их песни. Печально, что это было уже «на закате». «Ночь2 настала неожиданно. Из-за семейных неурядиц идейный вдохновитель команды Михаил Малеев внезапно покинул Чукотку, увезя с собой авторство и все медийные права на группу «Окно». Мой первый OpenAir на дне молодежи 2005 стал последним выступлением для «Анадырского Окна», которое оставшиеся музыканты отыграли на прощание без фронтмэна. Более 10 лет Мигель не проявлял творческой активности, однако в конце 2015 года решил вернуться в рок-музыку. Обновлённый состав «Окна» был воссоздан в Нарьян-Маре. 10 декабря прошлого года в столице Ненецкого АО состоялся большой сольный концерт коллектива, наполовину состоящий из репертуара «золотого» состава группы образца 2000\2001.

Что отличало «Окно» его «анадырской» эры? Профессионализм. Группа много репетировала, фактически, из пятерых лишь двое имели постоянную работу вне музыки. Остальные жили только ею. На концертах лишь самые искушенные слушатели могли различить «лажу». Зрелищность. С самого начала группа уделяла большое внимание оформлению сцены (никто в Анадыре не использовал неоновые лого, дым и свет в таком количестве) и внешнему виду (каждый музыкант выглядел очень стильно). Активный промоушн – с появления самой первой, пусть не очень качественной, записи группа бесплатно распространяла свои кассеты среди поклонников. Выступала на радио и телевидении, легко шла на контакт с журналистами.

Репертуар. Немногие, очень немногие любительские команды способны создавать цельные, законченные музыкально и качественные с литературной точки зрения произведения. У группы «Окно» таких было не меньше десятка. Когда публика узнаёт песню с первых тактов и подпевает – это знак качества.

Харизма. В группе «Окно» «анадырского варианта» не было идиотов. Каждого участника можно было назвать незаурядной личностью. Юморист Дедов, интеллектуал Дорз, красавец-викинг Яша, пассионарий Кот, а Мигель – это Мигель, с полным набором очаровательных поэтических недостатков.

Был ли шанс у этой группы на настоящий, всероссийский успех? Конечно! Но «Окно» им не воспользовалось. Сожалеют ли музыканты об этом? Скорее нет, чем да. Всему своё время. Свой кусок рок-н-ролльного счастья они успели получить и насладиться им в полной мере. Жизнь немного больше, чем четыре аккорда.

Написать комментарий   Некорректный логин или пароль