Где родились, там и пригодились: Колонка Алексея Коровашко

9 мая 2017, 02:05 1730
Комментариев пока нет
Сюжетной площадкой «Родины слонов» служит, условно говоря, «наше время», то есть нечто по всем признакам постперестроечное.

Если воспользоваться музыкальной терминологией, роман Олега Дивова «Родина слонов» (2017) является своеобразным «трибьютом», преподнесенным автором жителям Чукотки и состоящим из множества «кавер-версий» тех стереотипных представлений, которые бытуют о жителях крайнего северо-востока России в массовом сознании.

Герои «Родины слонов», например, при каждом удобном случае принимают внутрь порцию «огненной воды» и норовят к месту и не к месту произнести слово «однако».

Однако интерес читателя Дивов подогревает все-таки не модернизированными анекдотами о чукчах, а сюжетными ухищрениями разной степени занимательности.

Действие «Родины слонов» разворачивается в альтернативной реальности, краеугольным камнем которой служит исходное допущение, что мамонты не вымерли окончательно в последний ледниковый период, а сохранились на острове Умкилир, где и были обнаружены бароном Фердинандом Врангелем в 1823 году.

«Что касается вопроса, хорошая книга «Родина слонов» или плохая, то ответ на него будет зависеть от того, в каком книжном «питомнике» вас вырастили»

После этого счастливого для всей криптофауны события мамонтов берет под свою опеку Императорская Академия Наук, и начинается их долгий путь встраивания в систему сначала российского, а потом уже и советского хозяйства (мамонты, как выясняется за два столетия их доместикации, – это не только мощная тягловая сила пополам с теплой, водоотталкивающей шерстью, но и горы навоза, радующие глаз и обоняние любого фермера).

Сюжетной площадкой «Родины слонов» служит, условно говоря, «наше время», то есть нечто по всем признакам постперестроечное. Именно в нем происходят события, завязанные на нравственно-технологических метаниях сотрудников мамонтопитомника «Звезда Чукотки», озабоченных и улучшением экономических показателей, и поиском аутентичного жизненного предназначения. В свою очередь, нелинейность повествования достигается за счет многочисленных флэшбэков, среди которых выделяется рассказ о доблестном похищении чукчами американской атомной бомбы с территории одной из авиационных баз, расквартированных на Аляске. Не Курчатов и не Берия, а простые луораветланы помогли Советскому Союзу реализовать собственную ядерную программу и добиться паритета в холодной войне.

Не растрачивая время на спойлеры, отметим, что ни оригинальностью, ни первозданностью чукотская вселенная Олега Дивова не обладает, представляя собой туристическую прогулку по общим местам советской и зарубежной фантастико-приключенческой литературы. Напомним, что текстов, посвященных контактам человека с дожившими до наших дней мамонтами, существует достаточно много. Так, на этих чудом сохранившихся представителей криптофауны люди натыкаются в новелле «Осколок третичной эпохи» (1900) Джека Лондона, хрестоматийных «Плутонии» (1915) и «Земле Санникова» (1926) Владимира Обручева (имя Обручева, кстати, носит питомник «Звезда Чукотки»), романе «Кратер Эршота» (1957) Вячеслава Пальмана, рассказах «Младший брат человека» (1960) Севера Гансовского и «Маша» (1961) Михаила Грешнова.

Запатентованным изобретением Олега Дивова нельзя считать и приручение мамонтов для решения разнообразных практических задач. С одной стороны, в уже упомянутом «Кратере Эршота» один из персонажей, «старый член партии большевиков, почти тридцать лет проживший на дне кратера, вдали от человеческого общества», сумел сделать «верными стражами и работниками» двух мамонтов, получивших имена Дик и Лас (Дикий и Ласковый). Они, как он выяснил, «оказались очень понятливыми животными, с высокоразвитым мозгом». С другой стороны, содержание «Родины слонов» наводит на мысль, что Дивову прекрасно известна серия картин художника Всеволода Борисовича Иванова «Ведическая Русь», где мамонты одомашнены древними славянами по полной программе.

Идея создания научно-производственного объединения, занимающегося разведением, сохранением и селекцией всяческой аномально-реликтовой живности, также не блещет свежестью и новизной. Задолго до «Родины слонов» она была воплощена, например, в образах вивария при НИИЧАВО («Понедельник начинается в субботу» братьев Стругацких) и КосмоЗо (Московского космического зоопарка) из цикла текстов Кира Булычева про Алису Селезневу.

Не соприкасается с действительностью и возведение «Родины слонов» в ранг «Первого <именно так, с большой буквы – А.К.> фантастического романа о Чукотке», провозглашенное безымянным автором панегирической статьи о палеонтолого-футурологических грезах Олега Дивова (http://prochukotku.ru/20170404/2793.html). Даже не погружаясь в глубокие литературоведческие изыскания, можно с ходу назвать, как минимум, один текст, опередивший «Родину слонов» в жанровом соревновании. Это роман Юрия Рытхэу «Интерконтинентальный мост. Легенда о будущем», вышедший еще в 1989 году.

Что касается вопроса, хорошая книга «Родина слонов» или плохая, то ответ на него будет зависеть от того, в каком книжном «питомнике» вас вырастили. Если старорежимные учителя-словесники привили вам отвращение к словам «короче», «обалденно», «в натуре», «подлянка», «четкий парень», которыми Дивов пользуется не скупясь, то «Родина слонов» не ваш духовный фатерлянд. Но если вы с детства окормлялись российской фантастикой, которая даже в своих лучших образцах всегда смахивала на ублюдочного детину, рожденного путем соития журнала «Техника – молодежи» с каким-нибудь Студенческим театром эстрадных миниатюр, роман Олега Дивова наверняка покажется вам таким же аппетитным и желанным, каким филейные части мамонта казались людям эпохи палеолита. Перевоспитанием здесь, безусловно, заниматься бессмысленно, поскольку, по верному наблюдению Виктора Шкловского, чрезвычайно трудно объяснить вкус дыни человеку, который всю жизнь жевал сапожные шнурки. Поэтому – каждому свое.

Написать комментарий   Некорректный логин или пароль