Чукотский R.A.M.S.: Колонка Игоря Баданова

19 мая 2017, 13:55 1757
Комментариев пока нет
Группа образовалась из бывших участников «Окна», к которым примкнул анадырский рэпер Евгений Каденко.

R.A.M.S. была моей самой любимой чукотской группой! Первопроходцы анадырской альтернативы, возможно первыми в наших краях, смешавшие рэп и рок.

В начале нулевых они были местным «Лимпбизкитом» и «Корном» в одном флаконе. Конечно, если абстрагироваться и смотреть объективно, всё это до них у нас в стране уже играла группа «IFK», которую, возможно, вдохновили заморские музыканты из «Rage Against The Machine». И так можно довольно долго копать в поисках изобретателя колеса.

Мне всё это было не важно, важно было, что это здесь, сейчас, это не какие-то там москвичи или лондонские геи, это парни из моего двора! Кого-то это наоборот осаживает – осознание, что трек, который слушаешь в плеере, написал не человек с постера, а вон тот мужик, стоящий с тобой в очереди за хлебом. А меня это напротив только привлекало и вдохновляло. Давало понять, что это всё реально, осязаемо, выполнимо.

А еще мне очень нравится их название. Во-первых, оно просто само по себе звучит. Ёмко, четко, и писать его спокойно можно как кириллицей, так и латиницей. Во-вторых, его можно понимать по-разному. По аналогии с английским Beatles (rams – бараны) или как русское жаргонное слово, означающее конфликт или разборку. А еще как аббревиатуру, причем также на русском и английском языках – «Real Aggressive Massive Sound» (по-настоящему агрессивный, массивный звук) и «Региональная Альтернативная Музыкальная Структура». Последний вариант мне не очень нравился, но именно он позднее пошел в название рок-клуба, которым заведовал барабанщик группы Роман Астров.

«В начале нулевых они были местным «Лимпбизкитом» и «Корном» в одном флаконе»

Как я писал в предыдущей колонке, группа образовалась из бывших участников «Окна», к которым примкнул анадырский рэпер Евгений Каденко. В новом коллективе он словно чукотский Фред Дёрст зачитывал острые рифмы, намертво въедающиеся в память. Я до сих пор помню их хиты «Психи оккупировали землю», «Кайф рвёт тело» и «Покажи мне то, чего не видел». К сожалению, группа не успела записать альбом, но много выступала, как в Анадыре, так и в районах. В злополучном 2005-м (как и в случае с «Окном») пути музыкантов разошлись, но некоторые из них отправилась покорять Москву. Подробнее о победах и поражениях мне удалось расспросить Евгения Каденко, который сейчас живет в столице и работает в ресторанной индустрии.

- Расскажи об истоках, как сформировалась группа R.A.M.S.?

- Тогда только распалась группа «Окно», а мы с ребятами провели презентацию своего рэп-альбома от «R.P.J». Гитарист коллектива Яшка Костяной как-то подошел в ДК с вопросом: «Ты же вроде как рэпер?» и предложил попробовать почитать что-нибудь под гитару. Идея показалась заманчивой, и вскоре мы уже активно начали нарабатывать материал. Неуклюже получалось, временами смешно. Выяснилось, что всем в группе нравится тяжелая музыка. Pantera, Pleymo, Metallica, Limp Bizkit, Korn... Начали «утяжеляться» и в исполнении, и в вокале. Что-то орать и хрипеть. Вроде все пошло как надо. Название придумывали весь день, не помню уже, как конкретно придумали. Знаю, что инициатором был Рома Астров, наш пластико-крушитель.

- А можешь вспомнить какой-нибудь особенный концерт?

- Самое мощное выступление для меня было... Точно в Тавайвааме. Даже не в Перми. И звук, и поддержка ребят, которые пришли послушать тот рок-концерт... У меня было ощущение что мы «Slipknot» и играем перед миллионной толпой.

- Я помню, ты в те времена работал ди-джеем на радио «Пурга»? Делал ли ты рэп с кем-то еще после создания R.A.M.S.?

- Да. Я скажу так - если хочешь чего то достичь, ты должен отдавать себя делу без остатка. Не бывает по другому. В то время R.A.M.S. стала для меня и каждого из нас всем. Мы жили идеей. С утра до ночи разбирали партии, выдумывали какие-то аккорды. Как бы не было интересно работать на радио, я ждал окончания эфира, чтобы бежать на рэп-базу к пацанам. Мы практически жили там, где репетировали.

- Навскидку сколько концертов у вас было и куда удалось выехать?

- Не скажу, что много. Янранай, Певек, городские мероприятия. Выступали на юбилейном open-air рок-фестивале в Кунгуре и Перми. Были и другие приглашения в разные города, но, учитывая дороговизну перелетов, мы их финансово не могли потянуть. Вообще в те года выбранное нами направление в музыке становилось очень популярным среди молодежи.

Намного позже руководитель Московской рок-лаборатории сказал: «Жаль, что вы не начали свой путь двумя годами раньше». К тому времени существовало уже пять-шесть популярных «тяжелых» групп, собирающих залы. Это был отличный старт для того, чтобы каждый из нас расставил для себя приоритеты и, думаю, так мы и поступили. Рома Астров хотел записать альбом. Впоследствии в составе группы «Gubernator» он реализовал цель. Я вылетел с Яковом в Москву, где организовали команду «R7». В дальнейшем Яша пошел своей дорогой, оставив музыку. А я с новым составом в Москве также выпустил ЕР-альбом «Убивая себя в себе», с новыми песнями обкатали половину России.

Женя Дедов, насколько мне известно, тоже оставил музыку почти сразу после моего ухода из группы, хотя вряд ли тут есть какая-то взаимосвязь. Будучи в Москве, мы нашли ту самую фишку, изюм для продвижения своей группы. Просто хорошо играть, петь, читать или орать недостаточно. Должно быть что-то ещё. В нашем случае сыграло роль то, откуда мы – Анадырь, Чукотка. В России много групп из разных городов, а много ли вы встречали команд из Анадыря? Нас приглашали всюду уже за это.

– То есть в Анадыре были только демки? И, получается, когда вы уехали с Яшей и начали играть в Москве, преподносили себя как группа из Анадыря? Но все же пол России ты откатал уже без него? С другим составом и уже без фишки с Анадырем?

– Да, именно демки. Мы не думали в принципе о записи, было в кайф просто играть, долбить и крошить! А в Москве была конкретная цель – быть как можно больше на слуху. И как раз своя фишка нам в этом помогала. Яков, к сожалению, рано оставил «R7», но именно он дал группе какую-то особенную жизнь. О нас писали журналы, публиковали на обложках, приглашали в музыкальные программы. В составе «R7» мы отыграли на огромном количестве площадок, и в Москве, и в России в целом.

– А что в итоге случилось с «R7», группа распалась?

– Это был пятый по счету, и, как мне казалось, идеальный состав. У нас было наработано огромное количество материала. В записи в интернете доступны всего лишь несколько песен. Генеральные продюсеры культовых на то время музыкальных компаний «Бомба-Питер», «Кап-Кан», «Irond Records» предложили свои услуги. Это фактически означало, что мы без пяти минут как стали бы известной в России группой. В это же время у нас был плотный график выступлений. Секс, наркотики, рок'н'ролл. И звездная болезнь. Думаю, причиной распада стала именно она. Нам не хватило сил.

Мы отрывались на сцене и тратили остатки сил и заработанные от концертов деньги на развлечения. В конце концов, это нас и погубило. И хоть народ и встречал нас с уверенностью, что сейчас выйдут некие инопланетяне, у которых вместо бубнов тяжелые гитары и гроул с рэпом, прежней энергетики мы уже не получали. Исходя из опыта, одно я могу сказать точно: верить в успех любого дела должны все участники проекта на все 100. Только тогда успех будет гарантирован!

– А, все же возвращаясь к чукотскому периоду, когда вы играли ещё в Анадыре, не было мыслей вносить национальный колорит?

- О! Были попытки вставить звучание варгана. Этот инструмент использовала тогда группа «Бритва Оккама». Но как-то у меня не сложилось. Варган упорно не хотел вписываться в тяжелую альтернативу. Я его «упрашивал» на протяжении всей своей музыкальной жизни. Она, кстати, не окончена.

- То есть ты и сейчас в музыке или планируешь вернуться?

- После распада «R7» записал сольно более десятка песен под псевдонимом Женя Джэм. Они есть «Вконтакте». Возможно, будет продолжение. А, может, и не будет. Все равно рок останется жить в душе каждого музыканта. Бывших не бывает! Рок'н'ролл! Привет «Lil Kate» и «La Scala»!

Написать комментарий   Некорректный логин или пароль