«Гребли сломанной лопатой и дырявым совком»: рассказ чукотской путешественницы

26 сентября 2018, 15:43 3489

Геолог из Ростова Дарья Булавина впервые оказалась на Чукотке в 2011 году. Долгое время она жила в поселке Беринговский, а через несколько лет вернулась в родной город. Однако Крайний Север произвел на нее такое сильное впечатление, что Дарья продолжает регулярно приезжать на Чукотку, но теперь уже преимущественно в качестве путешественника. О том, как ей жилось и работалось в тундре, и о своих экстремальных походах геолог-путешественница рассказала корр. ИА «Чукотка».

Угольная геология и первая поездка

– Моя специализация – геологическая съемка. Но так как я долго работала в угольной геологии, то она теперь стала моей специализацией. На Чукотке я с 2011 года, оказалась здесь благодаря своему другу, который пригласил на работу. Первое время, пока шла геологоразведка и не было добычи, работа делилась на зимний и летний сезон. Зимний сезон длинный – начинался в конце октября и заканчивался в начале мая. Все это время мы проводили в тундре, в специально построенном кемпинге. Выбраться в магазин в ближайший поселок Беринговский было целым событием. Там наконец-то можно было позвонить родным, купить что-то вкусненькое, поспать подольше. Зимняя работа была беспрерывная: мы бурили, метров было много, а зимы казалось мало. Дело в том, что буровые станки можно эксплуатировать только зимой, чтобы не повредить хрупкий тундровый покров.

Летний сезон был намного короче – начинался в конце июля и заканчивался в начале сентября. Его мы тоже проводили в тундре и гораздо больше на свежем воздухе, так как изучали территорию пешком, геологическими маршрутами. Суммарно за сезон могло накопиться более 300 км пройденных маршрутов. Месторождение мы, конечно, нашли и начали его разработку. С началом разработки я переехала жить из тундры в Беринговский, а работа стала постоянной, а не сезонной. Этот район обладает хорошими запасами угля прекрасного качества, и много еще можно открыть здесь месторождений.

Первые впечатления от Чукотки

– Когда в первый раз приехала, ничего не поняла, так как было очень холодно, нас куда-то везли, как оказалось потом – через лиман в город Анадырь. Был конец октября, а мороз стоял больше 20 градусов. Но город мне понравился – такие дома яркие, с банерами, произвели впечатление. Ну и цены, конечно. До сих пор удивляюсь иногда. Потом в Беринговском первый раз пургу увидела, самолет тогда ждала около двух недель. Даже представить себе не могла, что такой ветер бывает. 

Те места, где я побывала, совершенно чудесные и особенные. Поселок Беринговский сперва поразил разрухой, а потом стал родным и уютным. Из моего окна всегда было видно море, туманные дали и корабли. Бесконечные безлесые сопки, на которых отражается небо. Это все дает какое-то чувство безграничной свободы. Люблю наши беринговские зимы и пурги, короткое и прохладное лето. Чукотка подарила мне вдохновение, и я иногда сочиняю четверостишия. Самое интересное, что когда я с чукотской земли уезжаю, то вдохновение сразу уходит.

Еще немного о Беринговском

– Я долгое время работала в тундре и практически не бывала в поселке. Во время коротких посещений он мне казался скучноватым, хотелось поскорее обратно уехать на участок. А потом, когда окончательно переехали жить туда, конечно, представление о нем поменялось. Появились новые знакомства, дела, новые развлечения. Очень понравилось проводить время на лагуне Лахтина, кататься на лыжах, на велосипеде, в гости ходить, да столько всего. 

В очередной раз Дарья приехала на Чукотку в конце лета 2018 года. Две недели августа она вместе с другими путешественниками провела в походе. Главной целью этой мини-экспедиции было посещение мыса Наварина. Отчет о походе Дарья вела в Instagram.

Подготовка в походу

– Подготовка к походу у нас была, конечно. И началась прямо с мечты, примерно год назад. Но обстоятельства плевали на подготовку и распорядились так, как им нужно, то есть по-чукотски. Началось все с того, что пароход «Капитан Сотников», под который я покупала билеты на самолет из Москвы, отменили. Ну, пошло-поехало. Ожидание погоды на вертолет в Беринговский, ожидание места на вертолет в Беринговский (да, тут билеты не продают, просто на бумажке твое имя пишут - влезешь в вертолет хорошо, не влезешь - жди еще неделю). В итоге в Беринговском я оказалась раньше, чем планировала.

В этот же вечер по какому-то чудесному стечению обстоятельств наш знакомый вездеходчик уезжал на зимнюю базу геологов Амаам. Эта база отличное место для начала маршрута, но топать до него 70 км. Мы не могли упустить такой шанс, решение было принято моментально – едем с ним! Собирались так быстро, что забыли все вещи. Уже сидя в вездеходе, начали вспоминать, чего не хватает. Больше всего, конечно, я переживала по поводу спичек и посуды. Но мы ехали на базу геологов все-таки и планировали, что сможем там найти какую-то замену забытым вещам. Не все члены нашего маленького отряда спокойно восприняли утраты и начали вести деморализационную работу. А замена таки нашлась – спички забрали у всех курящих, кастрюли на кухне, карты у геологов. Кое-что не нашлось, конечно, но, как показала практика, это было даже хорошо.

Пришло время загружать телегу вещами. Ни у кого из нас не было опыта длительного пешего похода, но у каждого было свое представление о нем: я – турист быстро- и легкоходник, могу на паре конфет весь день шлепать, поэтому только и делала, что выкладывала вещи из телеги, ругаясь, зачем нам столько еды. Анна Латышева – турист-водник, продуктовой раскладкой никогда не занималась, поэтому только и делала, что подкладывала вещи, переживая, что мы будем голодать. Капитан Ю. Г. и его маленький матрос – просто кидали в телегу все подряд, считая, что ее легко по тундре будет катить, а гаечный ключ 8 на 13, пара отверток, скотч и клей "Момент", а также килограмм неработающих батареек несомненно нужны в тундре. Долго ли коротко, телега была загружена, и мы тронулись в путь. 

«Они двигались на Камчатку и считали животных по дороге»

– После первого километра, пройденного с телегой, мы сняли с нее все рюкзаки и надели на себя. И все равно пришлось толкать вчетвером. Девочки сзади, мальчики впереди. Временами я думала, что у меня развяжется пупок или ещё что-то незапланированное случится. На третий день у телеги сломалось колесо. Все вещи по рюкзакам разместить не удалось. Мы переложили солидную часть вещей в мешки и пакеты и привязали верёвкой к рюкзаку. Получилась такая себе волокуша. Не знаю, сколько все это весило, было тяжело без преувеличения.

А впереди, как на ладони, маячила старая метеостанция Гавриила. Это была наша промежуточная запланированная стоянка, где мы рассчитывали часть груза сбросить.  Волокушерами мы пробыли два дня. К концу перехода мешки протерлись до дыр, и их пришлось нести в руках. К нашему удивлению, на метеостанцию мы пришли одновременно с тримараном, флаг которого красиво развевался и приближался к нам со стороны лагуны. Думаете, мы обрадовались? Как бы не так. Испугались. Капитан Ю. Г. закричал, чтобы мы поскорее спрятали те четыре столовых ложки икры, приготовленные на ужин, и бочком мы пошли встречать неожиданных гостей. Гости офигели не меньше. После знакомства выяснилось, что это были учёные, а не Рыбнадзор, и напряжение в общении спало. Они двигались на Камчатку и считали животных по дороге. Отчаливать собирались утром, так что мы мило распрощались и разошлись по своим берегам. До сих пор жалею, что не догадалась попросить у них коньяк, такая была возможность.

Встреча с медведем

– По моему разумению, видовое многообразие животного мира Чукотки делится на много медведей и очень много медведей. Край мыса Наварин относится ко второму случаю. Первый раз мы сами, расхрабрившись, решили подойти близко к медведю, чтобы поснимать его на камеру. Мишка испугался толпы и от безысходности стал действовать решительно – просто бросился в нашу сторону. Собака быстро ретировалась в кусты, да и правильно – если бы я могла также быстро бегать, сделала бы тоже самое. Выстрелы из ружья и моей пушки-хлопушки не давали никакого эффекта. Но, видимо, мишка в последний момент решил с нами не связываться и отступил.

Второй случай был в темноте. Мы не успевали вернуться к месту ночевки вовремя и шли по берегу лагуны, стоял ночной туман. Шли долго, капитан Ю. Г. с ружьём сильно отстал, а я и остальная молодёжь уже настолько хотели скинуть рюкзак с плеч поскорее, что неслись сломя голову. Вдруг собака так лениво пролаяла пару раз, остановилась и смотрит. Мы поняли, что где-то в темноте медведь. Остановились тоже, стали ждать капитана. Он догадался, что случилось, и сказал своему маленькому матросу выстрелить туда, куда смотрит собака. Мелькнул убегающий силуэт. Мы собрались и пошли дальше, я ушла вперёд остальных. Вдруг какое-то «*опное» чувство заставило меня притормозить и всмотреться в темноту. Непонятное черное пятно. Бочка или медведь, медведь или бочка? Понимаю, что медведь. Вот он, близко, совсем близко. Метров 10 или 15. Ору своим, чтобы не подходили и достаю ракетницу. Во вспышке красного цвета мелькает медвежья морда во всех подробностях. Это был тот же самый мишка. Не ходите ночью по тундре.

Сила науки геологии

– От нашей базовой стоянки на метеостанции Гавриила до мыса Наварина можно дойти за ночь, не торопясь – за две. Одну ночевку мы сделали на берегу моря. Дальше нужно было подниматься в сопки. Мы наловили рыбы на ужин и отправились в путь. Около двух или трех часов дня мы уже были у мыса. Решено было заночевать где-то неподалеку, чтобы утром еще раз полюбоваться на мыс. Но вот беда – нигде не было даже намека на дрова, чтобы приготовить ужин. Капитан Ю. Г. заметил в бинокль какое-то озеро у берега моря, куда прибило бревно. Казалось, это очень близко. До поздней ночи мы искали спуск к этому озеру, но так и не нашли. Тут я вспомнила про обнажение молодого каменного угля, найденного на подходе к мысу. Шансы, что он будет гореть, были минимальны.

Наши мужчины сразу мне сказали, что это безнадежная затея, но боевая подруга поддержала целиком и полностью. Мы с ней включили пятую передачу и оказались на месте часом раньше мужчин. В угле главное что? Задать первоначального жара, чтобы он разгорелся. Спичками этого не добиться. Поэтому, помимо сожженной туалетной бумаги, мне пришлось сжечь свою пижаму. От угля нельзя было отойти ни на минуту, он требовал постоянного поддува. Мы чувствовали себя как истопники на корабле, да и воняли также. Но, тем не менее, к приходу мужчин уха уже кипела. С фразой «Надо же, разожгли» уха трещала у них за ушами. В этот момент я поняла, что женская дружба бывает. А еще это был тот момент, когда я поняла в чем сила науки геологии. 

Самодельный плот

– Очередная ночёвка на метеостанции пришлась к плохой погоде очень кстати. Ночевали мы в балке рыбаков с тёплой печкой. Возвращаться решили по другой дороге, поэтому нужно было переброситься на противоположный берег лагуны, чтобы идти дальше. Если раньше мы как-то справлялись и переходили такие места вброд, то сейчас этой возможности не было. Глубина здесь была точно более трех метров.

Так как лодку мы забыли, то пришлось строить плот из подручных материалов. Я практически сразу абстрагировалась от этого занятия, решив заняться обеспечением нашего быта на этот день: починила и растопила старую баньку, всех помыла и накормила. Тем временем капитан Ю. Г. сооружал то, за что собственно его и прозвали капитаном. Найдя на берегу моря разорванные рукава от спасательного шлюпа и несколько пластиковых палет, он дал нам всем команду собирать пластиковые бутылки. На море их полно, в основном корейские и японские. Мы знатно почистили берег, вынесли, наверное, с десяток полных мешков этого добра. Бутылки нужно было засунуть в рукава шлюпа, это была плавучая основа плота.

Далее с помощью реек, веревок и ржавых гвоздей, найденных опять же у моря, пара рукавов были скреплены между собой. Между ними поместили палеты для груза и японские буйки, на всякий случай. При второй переправе эти буйки не дали нам уйти под воду, хотя плот вышел просто отличным. Вышли на рассвете. На первой переправе отправили все вещи на тот берег, а на второй ушли сами и погрузили нашу собаку. Собака явно сомневалась в этой затее, поэтому сбежала в тундру и ее пришлось долго отлавливать, а потом нести на руках, как невесту, на наш «корабль». Гребли сломанной пластиковой лопатой, дырявым совком для икровой грохотки и шестом. В общем, всем, что нашлось. Примерно в середине переправы наши «попцы» начали опасно подмокать, но плот выдержал. Хочу сказать спасибо морю, что там все есть, как в супермаркете. И «атата» японцам – их пластика было больше всего на берегу.

Завершение похода

– Последний день похода вышел очень забавным и удачным. В этот день я наконец-то догадалась, как ускорить наши утренние сборы: ни у кого, кроме меня, часов не было, и я честно обманула всех, разбудив на час раньше. Это дало нам хорошую фору. Цель была к обеду дойти до мыса Отвесного. 

Однако пообедать так и не получилось – у берега стоял большой катер, а в балке на берегу отдыхали наши знакомые моряки. Естественно, они предложили довезти нас на катере в поселок. Ключевым аргументом нашего согласия послужило то, что погода завтра испортится. Спросили у моряков, успеем ли мы сходить на маяк, что в пяти-шести километрах отсюда. Нас заверили, что успеем. Мы оставили наших мужчин и все вещи и строго женской компанией, куда вошла ещё собака Шиша, отправились в путь. Смеясь и делая селфи с маяком мы случайно заметили – наш катер вышел далеко в море и направляется в поселок. Что?! А как же мы? Забыли!

В этот момент я вспомнила песню "разбежавшись прыгну со скалы", потому что маяк находился на высоком крутом берегу, с которого нельзя было сойти к воде. Ситуация была настолько комичной, что места для паники не оставалось, мы только ржали без остановки. Но, тем не менее, побежали навстречу катеру, махая руками и одновременно пытаясь найти спуск к морю. Нас заметили и включили сирену. Нашли овраг, по которому удалось спуститься к воде, и стали тревожно следить за маневрами катера. Трудно было сообразить, что он задумал. Временами казалось, что катер поехал обратно к мысу, временами – что в посёлок, но только не к нам. Всё это время мы бегали за ним по берегу туда-сюда. На самом деле, катер просто искал место, где лучше причалить и забрать нас. Такое место нашлось. Кинули трап прямо в воду. Передали наверх собаку, залезли сами под отчаянные крики моряков «Спасли девчонок!». Оказывается, они просто забыли, что мы ушли на маяк, и отправились искать нас на катере.

Такого внимания и заботы нам еще никто не оказывал, это так приятно было, а им вдвойне — чувствовали себя спасателями. Сделали горячий шоколад, укрыли куртками, приласкали нашу собаку, развлекали всю дорогу. Примерно через два часа мы уже были в порту Беринговского. Так закончился наш поход.

Прежние новости на эту тему

Пока нет