«Земли моей начало»: хранитель уходящей эпохи эскимосов Наукана

28 ноября 2018, 19:27 543

Судьба села Наукан, насильно расселенного в конце 50-х годов прошлого века, до сих пор остается трагедией для многих эскимосов Восточной Чукотки. Селу и его жителям продолжают посвящать стихи и песни, о древней культуре науканцев пишут книги. Недавно о Наукане и его бывших жителях сняли фильм — «Земли моей начало». ИА «Чукотка» публикует материал ТАСС о том, как картина об истории семей заброшенного поселка попала в Президентскую библиотеку имени Б.Н. Ельцина в Санкт-Петербурге и добралась до Германии.

Приказано расселить

Наукан, как и многие села Восточной Чукотки, расселили в конце 50-х годов, когда власти СССР начали укрупнять населенные пункты. В 1957 году была принята программа ЦК КПСС о комплексном развитии районов Крайнего Севера и началось интенсивное создание многоотраслевых колхозов. Жителей Наукана переселили в соседнее село Нунямо. Причем решение о переселении принималось быстро и местным дали совсем немного времени на сборы и переезд. Науканцев подселяли в чужие семьи, и прошло немало лет, прежде чем отношения между людьми наладились.

Для многих науканцев это трагическая страница истории, ведь в одночасье их лишили дома, где они жили на протяжении тысячелетий. Сейчас Наукан признан историческим и культурным памятником, и правительство Чукотки добивается получения для села статуса объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Кино о Наукане как смысл всей карьеры документалиста

Селу посвятили не одно стихотворение, выставку и книгу, но фильма так и не было. Добраться до Наукана сложно, он находится на мысе Дежнева — крайней восточной точке Чукотского полуострова. Ветеран МВД, начальник службы авиационной безопасности в аэропорту села Лаврентия, райцентра Чукотского района, Виктор Никифоров снял до этого несколько фильмов, но самым главным его желанием было сделать картину о Наукане. Идея фильма о поселке и его жителях, по словам автора, преследовала его на протяжении долгого времени. И к реализации своей задумки он шел десять лет.

Виктор Никифоров — сибиряк, попавший на Чукотку во время службы в армии. Много лет служил в милиции, а после выхода на пенсию устроился работать в аэропорт. Женился на дочери науканки Светланы Вемруны, поэтому по ее рассказам знал о селе и его жителях немало.

Первые опыты съемок он приобрел в конце 90-х, когда купил японскую камеру. Через два года взял более профессиональную, а в середине нулевых перешел на цифровую технику. В 2006 году уже сделал свой первый фильм.

«Я прочитал в местной газете новость о проведении фестиваля «Чукотка — родина моя». К тому моменту видеосъемок из Чукотского района у меня скопилось достаточно. Сделал фильм «На самой на окраине». Это была некая зарисовка о Чукотском районе. В ней рассказывалось о знаменитой косторезной мастерской в Уэлене — самом северо-восточном населенном пункте Евразии, немного о бывшем селе Наукан, об острове Ратманова, расположенном недалеко от США, наших праздниках. Я отослал фильм в Анадырь на конкурс, где он неожиданно для меня занял первое место среди любителей», — рассказывает Никифоров.

Потом последовали документальные фильмы «Залив Лаврентия — история открытий» (на 80-летие одноименного райцентра), «Чукотский уезд» (на столетие Чукотского района), «Надежда мчится сквозь века» (на 25-летие одноименной гонки на собачьих упряжках), две картины про Сибирь и одна про местную милицию.

Осуществить мечту помог случай

В 2016 году автору посчастливилось попасть в Наукан. В Чукотский район приехал этноботаник американец Кевин Джерниган. Он собирал у населения всей земли материал про растения, которые они употребляют в пищу. Поехал ученый вместе с четырьмя уроженцами села. Режиссер попросился вместе с ними.

«Мы пробыли там два дня. Дни попались прекрасные — солнечные и безветренные. Тогда я успел снять часть материала. Создать фильм про Наукан я хотел очень давно, потому что это село с трагической судьбой. Беседовал с науканцами до поездки и после нее. Тогда еще не было идеи о том, что это может войти в фильм. Люди рассказывали легенды, чем они жили и занимались. А получилось, что эти съемки вошли в фильм. Науканцы помнят многое из той жизни», — рассказывает режиссер.

Никифоров не считает себя профессионалом, но авторское чутье помогло снять один из самых мистических кадров картины. В нем появилась уроженка Наукана, почетная жительница Чукотки и мастерица Маргарита Глухих.

«Я беседовал с Маргаритой Сергеевной буквально за две недели до ее смерти. Я ходил к ней два дня подряд. В первый раз мы просто общались, потом я уговорил ее поговорить на видеокамеру. Она сначала не хотела. Мы разговаривали с женщиной часа три, а потом она встала и пошла из кухни в коридор. Там было темно, я тут же взял со штатива камеру и повернул ее в сторону женщины. На кадрах она уходит в темноту, как будто растворяется. И мне даже тогда стало не по себе. Маргарите Сергеевне было уже далеко за 80, она пережила инсульт, а до съемок я водил ее в Сбербанк, покатал по селу на машине, она очень радовалась, так как давно никуда не выходила. И получалось, как будто она прощалась с селом, но тогда я даже об этом не подумал. Когда она встала и ушла, я не знал, что так все случится. Но кадр в итоге вошел в фильм», — вспоминает Никифоров.

Попали в фильм и беседы с другими науканцами. Разговорить их было непросто, тем более люди не могли раскрепоститься, видя человека за камерой. На выручку пришла небольшая авторская хитрость. Режиссер намеренно оставлял камеру в стороне и после первого вопроса подсаживался к интервьюируемому, который отвлекался на собеседника и забывал о съемке.

Науканцы не врут

Многие науканцы рассказывали о том, как уезжали из села. Люди бросали собак, потому что не на чем было их увозить. Им дали минимум техники, вельботов (быстроходная шлюпка — прим. ТАСС), чтобы собрать самое необходимое. Даже всю посуду жители забрать не могли. Перед отплытием науканцы сделали несколько кругов возле села, женщины плакали и кричали, мужчины тоже не могли сдержать эмоций. И тогда несколько собак прыгнули в ледяную воду и поплыли за хозяевами, их забрали и увезли в Нунямо.

«Рассказывали и много интересного, смешного. Как занимались спортом, вместо шайбы пользовались варежкой или шапкой, замораживали их. Как ходили в школу, когда она открылась. Дети не знали русского, а учителя — науканского, который сейчас признан учеными как отдельный язык. Но учителя очень быстро выучили язык. Но в Наукане старались, чтобы дети говорили только на русском. Это была политика, и детям в интернатах запрещали говорить на родном языке», — отмечает автор.

Полностью беседы с науканцами вошли в серию «Поговорим о Наукане», их автор планирует передать в местный музей, чтобы наследие сохранилось для потомков.

«Маргарита Сергеевна ушла от нас. Светлана Вемруна через год отпразднует 90-летие. Все мы не вечные, а съемки останутся. Самое поразительное в науканцах то, что они не врут, не возносят себя высоко, это очень простые люди, но очень уважаемые. Они живут тихо, никуда не высовываясь, но знают так много, чего не знаем мы. Как образовывался колхоз, как они ходили на охоту, ездили на остров Ратманова, на Аляску. Они верят в свои легенды и сказки», — добавляет Никифоров.

Фильм без сценария

«Земли моей начало» изначально не имел сценария, у автора были только желание и уверенность в том, что фильм увидит свет. Виктор Никифоров снимал территорию и красивые кадры в Наукане, чтобы потом выбрать лучшие из них. Режиссер торопился запечатлеть как можно больше планов, поскольку командировка в село была короткой, поэтому большинство кадров снято без штатива, что в итоге видно в готовой картине.

Монтаж ленты, по словам режиссера, занял мало времени, все делалось легко. Съемки велись в начале июля, потом Никифоров улетел в отпуск и взял с собой весь материал. В родной Сибири автор занимался написанием закадрового текста для фильма, и уже по нему созрел окончательный сценарий.

«Я очень хотел, чтобы фильм начался со стихотворения, которое придумала науканская женщина. Потом я был в Твери, там живет племянница моей жены. Я попросил маму и всех трех ее дочерей прочитать эти стихи по нескольку раз. Я хотел, чтобы в фильме их читали два человека, но не получилось. Старшая девочка очень хорошо прочла, у нее прекрасный голос, но тихий. У двух других — слишком детские голоса. В итоге лучше всех прочла мама Ирина Вемруна, внучка моей тещи Светланы. Ее версия и вошла в фильм. Получилось плавно, медленно, под музыку», — вспоминает автор.

Монтаж картины велся уже на Чукотке, и через месяц картина была готова. Автор позвал друзей. После сеанса все плакали, даже жена Виктора — Татьяна, обычно равнодушная к его работе.

Науканцы, попавшие домой спустя много лет, наоборот, радовались родной земле. В фильме все вспоминали, где находились разные строения. Никифоров подписал на схеме села все яранги (традиционное переносное жилище эскимосов — прим. ТАСС), чтобы его бывшим жителям было проще ориентироваться. Но люди справились самостоятельно. Михаил Этнеун, уехавший еще до школы, сам нашел свою ярангу, без подсказки.

«Все были довольны, что увидели свой дом. Кто-то не был здесь со дня отъезда. Может, ночью люди и плакали, но когда ходили по Наукану, были радостные. Начали вспоминать и рассказывать случаи из жизни. Например, про брошенную ярангу, на месте которой построили школу. По поверьям эскимосов, если яранга брошена, то там уже ничего нельзя строить. Но строили приехавшие, не знавшие легенд. А там вся семья умерла при эпидемии. И по рассказам науканцев, учителям, жившим в школе, по ночам мерещились духи умерших», — рассказывает Никифоров.

Признание картины

После ленты о Наукане автор больше пока не планирует ничего снимать. Фильм как будто стал финальной точкой в творчестве. Когда в феврале 2017 года прошел первый официальный показ в местной библиотеке, к автору пришло чувство покоя и удовлетворенности — фильм получился.

«Было чувство, что уже больше ничего мне не надо. Буду отдыхать, на фильмы уходит много времени. Бывает, пересматриваешь кадр на монтажном листе много раз, сильно устаешь, но когда все получается, можно дальше работать. Сейчас хочется снять фильм про пограничников и побывать на острове Ратманова», — говорит автор.

Картина «Земли моей начало» уже получила признание среди коллег. Работу посмотрел и похвалил известный российский документалист Алексей Вахрушев, снявший немало фильмов о Чукотке. Картину показали в Германии на русском телеканале, с чем помогли ученые, работавшие в регионе. А Государственный музей искусства народов Востока планирует взять на хранение видеозаписи бесед с науканцами. В 2017 году две работы Никифорова — «Земли моей начало» и «Короткие встречи на краю земли» — вошли в электронную коллекцию «Природная среда России» Президентской библиотеки им. Б.Н. Ельцина в Санкт-Петербурге.

Текст: Сергей Сысойкин

Прежние новости на эту тему

Пока нет