Энергия для гольца

07 марта 2019, 18:44 686

Первая в мире плавучая атомная теплоэлектростанция (ПАТЭС) планируется к установке у чукотского города Певек во второй половине 2019 года. Основное предназначение станции – замена устаревших мощностей Билибинской АЭС для обеспечения дальнейшего развития Чаун-Билибинской промышленной зоны.

Еще одну идею, как можно использовать уникальную электростанцию, предложил недавно ихтиолог-рыбовод, кандидат биологических наук с 20-летним опытом работы в рыбохозяйственных научно-исследовательских институтах страны Сергей Русяев. Свою идею он опубликовал на портале дв2025.рф – платформе, открытой Минвостокразвития для сбора предложений по разработке Национальной программы развития Дальнего Востока. Предложение Сергея Русяева – создать в Певеке после введения ПАТЭС в эксплуатацию индустриальное рыбоводное хозяйство по выращиванию арктического гольца.

«Наличие в промышленных масштабах теплой морской воды на арктическом побережье – редчайший, беспрецедентный случай. Именно в таких технических условиях нуждается «стартап» по выращиванию лососевых рыб», – утверждает Сергей Русяев. Корреспондент ИА «Чукотка» пообщался с Сергеем Михайловичем и попросил рассказать о деталях проекта и возможностях его реализации.

– Сергей Михайлович, в своем предложении вы пишете: «в практике рыбоводства использование теплых вод атомных электростанций имеет широкое распространение». Не могли бы вы привести примеры подобных рыбоводных хозяйств? Речь идет о российском опыте?

– Типичные атомные электростанции имеют водоемы-охладители (фактически – озера), куда сбрасывают теплую воду в процессе охлаждения реактора, обычно в оборотном варианте. Рыбу выращивают на водоемах Курской, Калининской, Смоленской АЭС. Выращивают осетра на Ленинградской АЭС. Мне довелось побывать на рыбоводном хозяйстве при Кольской АЭС, где выращивают даже теплолюбивого осетра. Научный базис тепловодного рыбоводства был заложен еще при СССР, и этот опыт я изучал начиная с обучения в Дмитровском рыбопромышленном техникуме.Теплая вода – это исходный код, от которого должна двигаться идея успешного индустриального рыбоводного хозяйства. АЭС – наиболее стабильный ее поставщик. Именно поэтому Певек и голец для меня теперь синонимы.

– Чем обусловлен выбор именно арктического гольца? Есть ли в России опыт по его выращиванию?

– Начнем с того, что все лососевые имеют фантастический кормовой коэффициент (или коэффициент конверсии кормов): для прироста одного килограмма массы нужно 1,1-1,3 кг кормов. Птица, поросята, крупный рогатый скот – «близко не стоят» к такому эффективному питанию! И это важно – меньше нужно транспортировать на Чукотку кормов. Арктического гольца в России в промышленных вариантах до сих пор не выращивали. Имеется удачный опыт получения молоди на Норильском рыбоводном заводе, специализирующемся на воспроизводстве рыбных ресурсов озер Красноярского края. Проблема продвижения гольца в том, что флагман лососевого рыбоводства России – Северо-запад – имеет относительно мягкие природные условия. Арктический голец там проигрывает радужной форели и семге по темпам роста, а вот на Чукотке – голец выиграет за счет своей способности расти при низких температурах и низкой освещенности, да еще с использованием морской воды. Его неприхотливость – большой плюс для старта в рыбоводном бизнесе. По критерию «продуктивность/технологические риски» – голец прекрасен. Кроме того, именно на Чукотке, с ее небольшим и нестабильным выловом биоресурсов, ценность товарного рыбоводства значительно возрастает. Речь идет о новом импульсе для рыбного хозяйства округа.

– Вы говорите, что корма можно будет возить из Мурманска, а вот рыбопосадочный материал (икру) на первом этапе – с рыбоводных хозяйств Аляски…

– Корма – важнейший элемент себестоимости товарного рыбоводства. Да, вероятно, самые дешевые корма можно получить из Мурманска, где начали масштабно выращивать семгу в морских садках. Туда корма поступают из Европы. Идея такова: включиться в эту, относительно дешевую логистику. Доставка кормов морем в мешках, в контейнерах – это не худший вариант для Певека: одна-две морских попутных доставки в год. Считаю важным и правильным использование именно Северного морского пути (СМП). В настоящее время Росрыболовство прорабатывает вопрос о доставке красной рыбы по СМП на запад России, а вот рейс этого судна на Дальний Восток пока видится порожним, что дает шанс встроиться в государственный проект.

Другое дело посадочный материал – оплодотворенная икра, которую нужно доставлять быстро. На Аляске и в Канаде имеются индустриальные рыбоводные хозяйства, имеющие продуктивные линии производителей гольца. Учитывая необходимость добрососедства, почему бы не отправить раз в год «Чукотавиа» на Аляску? Работающая на Чукотке компания «Кинросс Голд», например, могла бы оказать частичную поддержку в доставке икры из канадской провинции Юкон. Другой вариант – Норвегия, Швеция, Исландия. Это несколько сложнее, но доставка нескольких небольших контейнеров возможна и регулярными авиалиниями.

– Каков технический облик такого хозяйства? Какие могут быть использованы технологии и оборудование?

– В случае Певека схема использования тепла не типичная для АЭС – емкости подготовленной воды и бассейны с рыбой должны быть «обвязаны» теплотрассами, идущими от ПАТЭС в город. Такое хозяйство (фактически – завод) может разместиться на площади в 1500 квадратных метров: ангар с пластиковыми бассейнами, водозаборы пресной и морской воды, цех водоподготовки, очистные. Лаборатория, офис и сухой склад могут быть размещены уже в имеющихся, пустующих помещениях и зданиях города.Завод должен иметь частично замкнутое водообеспечение, что сэкономит ресурсы, но в разумном балансе с качеством воды.

– У вас уже есть какие-то расчеты для проекта – каких вложений он может потребовать, на какие объемы выйти? Понятно, что до введения ПАТЭС в эксплуатацию говорить об этом предметно рано, но, может быть, есть уже прикидки, контуры проекта?

– Вероятно, приемлемая рентабельность условного чукотского завода возникает при выращивании 120 тонн рыбы в год. Но для убедительного ответа у меня нет данных по энергоресурсам от ПАТЭС, окончательной стоимости доставки кормов, стоимости строительства. Качественная пресная вода гольцу тоже очень важна на этапе выращивания молоди.

По стоимости завода. Есть хороший ориентир: продавался именно такой завод в Норвегии – 400-450 млн рублей. Что называется «под ключ» – готовый, работающий. И заметьте – это стоимость завода в одной из самых «дорогих» стран мира. Стоимость оборудования таких заводов достигает 120 млн рублей. Хочется верить, что строительство инфраструктуры в условиях Чукотки не превысит 80 млн рублей. Общие, суммарные затраты до выхода завода на первую продукцию находятся в пределах 300-320 миллионов рублей. Да, это капиталоемкий проект (как и многие другие в индустриальном рыбоводстве), но будут возможности для снижения себестоимости. Кроме того, я заложил пару интересных идей развития, что должно понравиться инвесторам. К сожалению, от расчетов до практики в России очень сложный путь. Многое зависит от профессионального уровня инвестора. Важен опыт управления проектами, опыт промышленной инженерии.

– Что дальше? Как вы планируете «продвигать» проект?

– Я подготовил аргументацию основных этапов от проектирования до сбыта и маркетинга. Определил основные риски проекта. Есть контакты с зарубежными коллегами. Но пока не было экспертного обсуждения идеи, пока она не получила хоть какое-то «добро» от атомщиков, Минвостокразвития, правительства округа – практического смысла в этом будет не много. Если к проекту будет проявлен интерес – готов участвовать в нем в какой-либо полезной роли. Хотелось бы, чтобы к идее присмотрелись, хотя я отдаю себе отчет, что не все так просто: индустриального товарного рыбоводства на Дальнем Востоке практически не было, в условиях довлеющей парадигмы пастбищного рыбоводства (выпустил молодь – поймал взрослого лосося) и привычной экономической легкости дальневосточной добычи лососевых, эта тема может восприниматься скептически. Но я глубоко уверен: время простых решений уходит, экстенсивная траектория рыбного хозяйства должна корректироваться. Стране нужны новые знания и компетенции в Арктике, а на Дальнем Востоке – и производственная культура. Нужно дать людям возможность реализовать свой потенциал. Так, в отличие от Ямало-Ненецкого автономного округа, где я впервые озвучил идею выращивания гольца, на Чукотке есть возможность опереться в будущем на ЧукотНИРО (теперь Чукотский филиал ВНИРО). Несмотря на небольшие мощности, завод должен быть важен и интересен не только округу, городу, бизнесу, рыбохозяйственной отрасли России, но и государству в лице Росатома. Такое количество потенциальных интересантов не может игнорироваться. Будет очень неправильно, если первый российский завод по выращиванию арктического гольца построят в худших экономических условиях, в регионах, где не так важна продовольственная безопасность и социальная устойчивость.

В настоящее время идея как раз находится в точке наибольшего благоприятствования – выращивание арктического гольца уже имеет приличную историю успеха в мире, государственные органы наконец-таки подготовили меры поддержки в рыбном хозяйстве и припортовых территориях. Есть смысл «раскручивать» виток нового технологического уклада Дальнего Востока и Арктики. Завод в Певеке – рабочий проект, который, если подойти к нему компетентно и вдумчиво, сможет стать важным для экономики Чукотки и полезным для ее жителей.

Подготовил Иван Власов.

Прежние новости на эту тему

Пока нет