И приправа, и еда, и источник витаминов – как на Чукотке извлекают пользу из растений

17 июля 2020, 18:43 924

Первое, что бросается в глаза, когда приезжаешь на Чукотку – отсутствие деревьев и скудная растительность. Но всё это – только первое впечатление. Пока идёшь по тундре, видишь только траву и карликовые ивы, но стоит пригнуться, как попадаешь во вселенную мхов, лишайников и других микрорастений. Всё самое полезное и ценное здесь так и льнёт к земле, спасаясь от холодного ветра. А нагретая лучами арктического летнего солнца чукотская земля щедро отдаёт своё тепло.

Испокон веков среди этого космического ландшафта жили предки современных чукчей и эскимосов. Они знали о полезных свойствах каждого растения. Срок вегетации на Крайнем Севере ничтожно мал, поэтому всё лето женщины пропадали в тундре – нужно было успеть собрать и заготовить на зиму травы и коренья.

Эти знания, хоть и частично, дошли до наших дней. Хранят их чукотские бабушки, рождённые в ярангах, детство которых прошло в тундре. Многие из них уже давно живут в городе, но всё равно устраивают походы за растениями. Практикуют на Чукотке и организованные выезды на природу. Например, в Анадыре этим занимается территориально-соседская община "Ройыръын – Семья". Первая в этом году поездка за дикоросами состоялась в конце июня, побывать на которой удалось и мне. В тундре мы провели полдня. За это время я успела познакомиться с хранительницами традиций и узнала много интересного про чукотские растения.

Сбор начался с арктического щавеля, по-чукотски - рымавыт. После небольшого чаепития все разбрелись по тундре. Первым, к кому я обратилась за советом, были супруги Григорий Ранаврольтын и Антонина Кергитваль, известные в Анадыре педагоги-ветераны, активные участники медиапроекта "Вэтгав. Уроки чукотского". Григорий Иванович более 20 лет был преподавателем и директором Хатырской средней школы, а Антонина Николаевна – хранительница традиций – считается одним из лучших преподавателей чукотского языка. В этом году они отпраздновали золотую свадьбу.

Старожилы рассказали, что арктический щавель очень полезный, особенно его ценят за вяжущие свойства и используют при нарушениях пищеварения. «У щавеля лучше срывать верхние листочки, и чем они "жирнее", тем лучше. Самый полезный щавель тот, что растёт у берегов – снег в этих местах тает дольше, так что листочки более насыщены влагой», – такой я получила совет.

Рецептом блюда из этого растения со мной поделилась другая участница выезда, хранительница традиций и преподаватель чукотского языка Ирина Гыргольнаут. Коренные народы Чукотки часто из растений готовили зелёные каши, в том числе из щавеля. Особенности традиционной кухни Ирина Григорьевна переняла у своей матери. Их стойбище находилось в Провиденском городском округе, недалеко от Энмелена.

«К листьям щавеля добавляют по чуть-чуть мать-и-мачеху, листья ивы, иван-чай и дикий укроп. Затем это всё заливают водой и долго варят, предварительно смазав кастрюлю жиром, чтобы ничего не пригорело. Потом эту массу отжимают, мнут как тесто – в результате получается зелёная каша. В кашу добавляют жир морского зверя и свежую кровь, ягоду шикшу. А иногда эту кащицу добавляли в бульон из моржового мяса – получался зелёный суп».

Информацию о травах, листьях и кореньях с их описаниями и рецептами она хранит в рукописях. Неоднократно Ирина Григорьевна участвовала в конкурсах национальной кухни, которые проводились в День коренных народов мира. Один раз она приготовила блюдо айварэлкырэл – сваренные нерпичьи головы, смешанные со свежим жиром и шикшей. По её словам, угощенье гости праздника быстро съели. Айварэлкырэл стало аналогом блюда, которое готовила мама Ирины Григорьевны, разница была всего лишь в одном ингредиенте.

«Иногда мама говорила: "Пойду на берег, попрошу охотников, чтобы они мне дали моржовых мозгов". Потом вернётся домой, принесёт мозги. Их она намесит как тесто, перетрёт, добавит свежего жира и насыпает шикшу. Тоже очень вкусно получалось».

Старожилы рассказали не только об особенностях чукотской растений, но и о том, какие обряды испокон веков проводят перед сбором, чтобы поблагодарить природу за её дары. Для этого обычно бросали на землю что-нибудь из того, что брали с собой подкрепиться – например, сушёное мясо.

Но коренным жителям приходилось договариваться не только с духами природы, но и с хозяином тундры – бурым медведем. Издревле у человека и у этого самого крупного сухопутного хищника на Чукотке существуют негласные правила распределения ресурсов. Вот какую историю рассказала Ирина Гыргольнаут.

«Однажды две девушки пошли в тундру собирать коренья. Идут и видят – впереди на земле лежит что-то светлое. Это были толстые и чистые корни мышиного горошка (прим авт. скорей всего речь идёт об очень похожем растении копеечнике), будто их кто-то уже раскопал и подготовил. Одна девушка не удержалась, схватила корешок. А ночью пришёл бурый медведь и чуть не порушил ярангу её родителей. Взрослые начали спрашивать: “Что случилось? С чего это вдруг? Где вы были вчера?”. И девушка призналась, что взяла один корешок, который медведь для себя приготовил. Выходит, это он и приходил за своим корнем».

После арктического щавеля моё внимание переключилось на листья золотого корня, по чукотски – юн’эв. Про юн’эв мне рассказали, что в пределах Анадыря он тонкий и слабый – считается, что всё дело в болотистой местной почве. А вот в посёлке Провидения, наоборот, золотой корень растёт большой и буйный, при этом, в отличии от анадырского, цвет соцветий у него не жёлтый, а насыщенно красного цвета.

Насобирав охапку юн’эв, а к нему немного мытьэт – мать-и-мачехи и дикого лука, хозяйки располагались в холодной части яранги, брали большой нож и начинали шинковать. Потом всё это укладывали в кастрюлю, сверху помещали пресс, а под кастрюлю – таз. И когда вся эта масса начинала опускаться под гнётом, шли за добавкой. В итоге получалась вкусная витаминная еда. Её можно было добавлять как гарнир к моржовому мясу или строганине, а можно было заготавливать за зиму.

На зиму готовили и рылк’ын’эт – камнеломку. Листья этого растения обычно собирают в июне-июле. Зелень камнеломки смешивается с топлёным жиром и плотно укладывается в бочонок под гнёт. Её можно хранить в плотно закрытых стеклянных банках. Часто камнеломку и по сей день заливают жиром и едят со строганиной или сушеным мясом.

Похожие блюда готовили из к’ук’ун’эт – листьев карликовой ивы. Молодые ивовые листья по древнему рецепту укладывают под гнёт в посуду и заливают холодной водой. Зимой эту листву употребляют как приправу к мясу с жиром. Из листьев ивы можно сделать и зелёную кашу. Для этого листья в мешочке отбивают, измельчают. Затем растирают, делают тесто, добавляя топлёный жир, кровь или икру.

А ещё в окрестностях Анадыря можно найти корень перистого горца - чук. иикит. Из последнего делают розовую кашу. Корни выкапывают во время цветения в июле, хорошо очищают, заливают водой и долго варят, пока они не станут мягкими. Потом это всё тщательно разминают, добавляя свежую кровь и топлёный жир. Всё это хорошо размешивают. Так получается розовая каша под названием иикирилк’ырил.

Вот, пожалуй, и все растения, о которых мне удалось узнать за один день, проведённый в тундре. А с собой, кроме полученных знаний, я увезла немного щавеля.

А, вот, напоследок ещё одна занимательная история о том, как полевые мыши "делились" своими запасами с чукотскими травницами. Когда собирательницам было сложно найти корень осоки, они шли на определённые ухищрения - специальными крючковатыми палочками аккуратно разрывали мышиные кладовые, чтобы найти корень, который грызуны заготавливали на зиму. Но при этом забирали не все запасы, очень часто взамен оставляли что-то съестное.

Описание похожей традиции, только уже не с корнем осоки, а с клубнями клайтонии клубневидной, я нашла в пособии "Съедобные растения эскимосов" авторства хранительницы эскимосской культуры Людмилы Айнаны и провиденского краеведа Игоря Загребина. Клубни собирали из кладовых мышей и евражек, а потом варили в жире морского зверя. С появлением привозного картофеля такая практика себя изжила.

Секреты чукотских травниц изучала журналист Анна Незнанова.